Создавший нас Бог, сжалившись над нашим бедствием, благоволил снизойти туда, куда мы упали, чтобы призвать нас оттуда, как единый явившийся в мертвых свободный, сошедший туда Духом живым; но и больше того — Божественным светом озаряющий и излучающий живительную силу, чтобы просветить сидящих во тьме и по духу оживить в аду веровавших в Него, оживить же также и тела всех в тот день, в который установил оживить и судить весь человеческий род, как и научает нас через послание Корифей в Апостолах: «Ибо для того и мертвым было благовествуемо, чтобы они, подвергшись суду по человеку плотию, жили по Богу духом» (1 Пет. 4:6). Немного же выше в этом же Послании, показывая, кто и каким образом проповедовал Евангелие мертвым в аду, говорит: «ристос, чтобы привести нас к Богу, однажды пострадал за грехи наши, праведник за неправедных, быв умерщвлен по плоти, но ожив духом, оторым Он и находящимся в темнице духам, сойдя, проповедал» (1 Пет. 3:18-19). Итак, подобно тому как лукавый через одну свою смерть по духу произвел для нас смерть и души, и тела, так Благой через одну Свою смерть по телу излечил в нас особую смерть, и через единое воскресение Своего тела даровал нам особое воскресение, посредством Своей телесной смерти низлагая имущего, в силу смерти, власть над нашей душою и телом, и в том и в другом освобождая нас от его тирании. Лукавый принимает на себя вид змея, чтобы посредством этого обольстить человека, а Слово Божие воспринимает человеческую природу, чтобы посредством ее перехитрить обманщика, и Оно воспринимает ее неприступной для обмана и чистой, и таковой до конца сохраняет, принося ее Отцу как Жертву, ради освящения нас через наше же человеческое естество. Если же Слово Божие восприняло бы тело неподвластное смерти и страданию, то каким образом мог бы оказаться обманутым, мог бы прикоснуться к Нему диавол — само сущее зло?


Григорий Палама  

Кто не умилится, взирая на Странника, так бедно возвращающегося в Свой дом! Был Он у нас в гостях; мы дали Ему первый ночлег в стойле между животными, потом выпроводили Его в Египет к народу идолопоклонническому. У нас Он не имел где приклонить голову, «пришел к своим, и свои Его не приняли» (Ин. 1:11). Теперь же отправили Его в дорогу с тяжелым Крестом: возложили на плечи Его тяжкое бремя грехов наших. «И, неся Крест Свой, Он вышел на место, называемое Лобное» (Ин. 19:17), держащий «все словом силы Своей» (Евр. 1:3). Несет Крест истинный Исаак – дерево, на котором должен быть принесен в жертву. Тяжкий Крест! Под тяжестью Креста падает на дороге крепкий в борьбе, «сотворивший державу мышцею Своею» (Лк. 1:51). Многие плакали, но Христос говорит: «не плачьте обо Мне» (Лк. 23:28): этот Крест на плечах есть власть, есть тот ключ, которым Я отопру и изведу из заключенных дверей адских Адама, «не плачьте». «Иссахар осел крепкий, лежащий между протоками вод; и увидел он, что покой хорош, и что земля приятна: и преклонил плечи свои для ношения бремени» (Быт. 49:14–15). «Выходит человек на дело свое» (Пс. 103:23). Несет престол Свой Архиерей, чтобы благословить с него простертыми руками все части света. Выходит на поле Исав, взяв лук и стрелы, чтобы достать и принести дичи, «уловить лов» отцу своему (Быт. 27:5). Выходит Христос Спаситель, взяв Крест вместо лука, чтобы «уловить лов», чтобы привлечь всех нас к Себе. «И когда Я вознесен буду от земли, всех привлеку к Себе» (Ин. 12:32). Выходит мысленный Моисей, берет жезл. Крест Свой, простирает руки, разделяет Чермное море страстей, переводит нас от смерти к жизни, и диавола, как фараона, потопляет в бездне адской.


Димитрий Ростовский  

Господь наш прославился не в то время, когда преславным рождением Своим ужаснул Ирода, призвал звездою волхвов с востока и сотряс идолов египетских. Не в то время, когда претворил воду в вино в Кане Галилейской, когда наполнил сети рыбаков многими рыбами, когда насытил пятью хлебами пять тысяч народа. Не в то время, когда, идя по морю, как по суше, запретил ветрам и утишил волнующееся море или когда преобразился на Фаворе, когда воскресил из мертвых сына вдовицы и дочь Иаирову, когда воззвал из гроба четверодневного Лазаря. Не тогда сказал Он: «Ныне прославился Сын Человеческий» (Ин. 13:31). Когда же? Когда уже приближался ко Кресту, когда готов был взойти на него; будучи у ворот страдания, Он сказал: «ныне прославился Сын Человеческий». Может быть, кто-нибудь сказал бы Ему в то время: Господи! Ты идешь на бесчестие, на страдание, на поругание, на заплевание, на ударение по щекам, на уязвление, на вкушение уксуса и желчи, на самую горькую смерть – как же Ты называешь Себя прославленным? Однако Господь говорит: «ныне прославился Сын Человеческий», ибо, говорит, Я иду на страдания, на Крест и потому прославлюсь. Само это страдание есть Моя слава, ибо когда «вознесен буду от земли, всех привлеку в Себе» (Ин. 12:32). Когда Я умру, наполню ужасом вселенную, угашу светила небесные, потрясу землю, открою гробы, изведу мертвых живыми. И не признающие сейчас Меня Сыном Божиим тогда скажут: «воистину Он был Сын Божий» (Мф. 27:54). Когда же пригвожден буду на Кресте, тогда сяду по правую сторону Бога Отца; когда пострадаю – войду в славу Мою, ибо «Сыну Человеческому много должно пострадать... и в третий день воскреснуть» (Мк. 8:31). Здесь же вспомним и крест апостола Павла, которым он хвалится: «в трудах, безмерно в ранах, более в темницах и многократно при смерти» (2 Кор. 11:23). Не есть ли это крест Павла? Избиваем был палками и камнями, пребывал день и ночь в глубине, когда опрокинулся корабль (2 Кор. 11:25),– все это не крест ли Павла? Послушаем же, как он хвалится им: «гораздо охотнее буду хвалиться своими немощами» (2 Кор. 12:9), то есть в трудах и страданиях, которые он принял до изнеможения тела. «Благодушествую,– говорит он,– в немощах, в обидах, в нуждах, в гонениях, в притеснениях за Христа» (2 Кор. 12:10). И после всего того говорит: «Знаю человека во Христе, который... восхищен был до третьего неба» (2 Кор. 12:2). Вот что делает крест страдания! Возносит он на Небо еще находящегося в теле, услаждая его слушанием ангельских сладких песен.


Димитрий Ростовский  

Прежде крест служил именем наказания, а теперь стал почетным делом, прежде был символом осуждения, а теперь — знаком спасения... Крест стал для нас причиною бесчисленных благ: он освободил нас от заблуждения, он просветил сидящих во мраке, он примирил нас, бывших во вражде с Богом, он сделал друзьями отчужденных, он сделал близкими бывших далеко. Крест — уничтожение вражды, он — охрана мира, он стал для нас сокровищем бесчисленных благ.
Благодаря Кресту мы уже не блуждаем в пустынях, потому что познали истинный путь, уже не обитаем вне Царства, потому что нашли дверь, не боимся огненных стрел диавола, потому что увидели источник. Благодаря Кресту мы уже не вдовствуем, потому что получили Жениха, не боимся волка, потому что имеем Доброго Пастыря... Благодаря Кресту мы не трепещем перед тираном, потому что находимся около Царя.


Иоанн Златоуст