Мы в каждом деле устремляемся на ближнего, порицая и укоряя его, как нерадивого и не по совести поступающего. Как только услышим хотя одно слово, тотчас перетолковываем его, говоря: если бы он не хотел смутить меня, то он не сказал бы этого. Где пророк Давид, который сказал о Семее: «Оставьте его, пусть он злословит, ибо Господь повелел ему злословить Давида» (2 Цар. 16:10). Мужу ли убийце говорил Бог, чтобы он проклинал пророка? Как, неужели Господь сказал ему это? Но пророк, имея разум духовный и зная, что милости Божией ничто так не привлекает на душу, как искушения, и особенно наносимые и налагаемые во время скорби и нужды, сказал: Оставтте его проклинать Давида, потому что Господь сказал ему. Для чего? «может быть, Господь призрит на уничижение мое, и воздаст мне Господь благостью за теперешнее его злословие» (2 Цар. 16:12). Видишь ли, как разумно поступал пророк? Поэтому-то он и остановил хотевших отомстить проклинающему... Мы же не хотим сказать о брате нашем, что Господь ему сказал, но если услышим оскорбительное слово, то поступаем подобно собаке, в которую когда кто-нибудь бросит камнем, то она оставляет бросившего и бежит грызть камень. Так делаем и мы: оставляем Бога, попускающего напастям находить на нас к очищению грехов наших, и обращаемся на ближнего, говоря: зачем он мне это сказал? зачем он мне это сделал? И тогда как мы могли бы получать большую пользу от подобных случаев, мы делаем противное, и вредим сами себе, не понимая, что Промыслом Божиим все устраивается на пользу каждого.


Авва Дорофей  

Мужайся, и да крепится сердце твое. Если решились мы для спасения души своей идти путем благочестия, то да не забываем апостольских слов: «Все, желающие жить благочестиво… будут гонимы (2 Тим. 3:12), если не по древнему, различными муками, то по-новому, различным поношением. Но чтобы мы в этом не малодушествовали, Сам Господь подкрепляет и утешает нас, глаголя в Евангелии: «Блаженны будете, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня. Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах» (Мф. 5:11–12).
Если же еще по немощи нашей не можем... побороть и одолеть скорбных и оскорбляющих мыслей, то всячески да соблюдаем себя от ропота. Когда же и до этого доходило дело, то да познаем немощь нашу и да смирим себя перед Богом и людьми и покаемся. Познание своей немощи и смирение тверже всякой иной добродетели.


Амвросий Оптинский (Гренков)  

А что он вас сильно укоряет, и смиряет, и поносит, то вы, когда при помощи Всемогущего да со благодушием будете переносить и ко своим грехам приписывать, то вам от этих произношений последует польза значительная! Но если же будет приходить ожесточение и пагубнейшее отчаяние, то вы многого лишены будете; во свидетельство вашей любви на среду помещаю святого Симеона Нового Богослова главу 31: «Бесчувствуемый или досаждаемый и сильно болящий сердцем познаваем есть от этого, что древнего змея носит в глубине. Если с молчанием претерпит или со многим смирением отвечать будет, немощным его и расслабленным сделает; если же с горестью противоречит или заговорит с дерзостью, даст крепость змею яд изливать в сердце его и свирепо поедать внутренности его…», да видим и уразумеваем, каковая польза претерпевать укоризны и бесчестия и от нетерпения и ожесточения какой грех и вред.


Лев Оптинский (Наголкин)  

Ты не можешь благодушно нести укоризн, досад и унижений – познай в этом свою немощь, укоряй себя и смиряйся и нисколько не укоряй тех, которые доставляют тебе случай к исцелению, более же считай их своими благодетелями, которые смотрением Божиим показывают тебе твою немощь. Господь наш Иисус Христос Сам претерпел укоризны, досады, поругания и Крест и нам оставил образ, да последуем стопам Его. И все шедшие путем правды потерпели различные скорби и получили спасение. Мы же, страстные, если и терпим какую скорбь от столкновения с ближними, то страдаем это от нашего жалкого устроения, которое иначе и не может исцелиться, как через терпение досад, укоризн и уничижений, а если не терпим их – должны видеть свою душевную бедность и нищету и как далеко мы отстоим от заповеданной нам Господом любви, не только к врагам, но и к ближним нашим; и это должно приводить нас в глубину смиренномудрия, на которое призирает Господь и подает Свою помощь к исполнению благих дел, а без этого и дела добрые не могут быть угодны Богу.


Макарий Оптинский (Иванов)