«Придите ко Мне все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас (Мф. 11:28). О божественный, о любезный, о сладчайший Твой глас! Пойдемте же все за призывающим нас Господом! Но прежде надо почувствовать, что нам трудно и тяжело, то есть почувствовать, что у нас много грехов, и грехи эти тяжки. От этого чувства родится потребность искать себе облегчения. Тогда вера укажет нам единственное прибежище – в Господе Спасителе, и шаги наши сами собою направятся к Нему. Душа, возжелавшая избавиться от грехов, знает, что сказать Господу: возьми мое тяжкое, греховное бремя, а я возьму Твое благое иго (Мф. 11:28–30). И бывает так: Господь прощает грехи, а душа начинает ходить в Его заповедях. И заповеди – иго, и грехи – бремя. Но, сравнив то и другое, душа находит, что иго заповедей легко, как перо, а бремя грехов тяжело, как гора. Не убоимся же охотно принять Господне благое иго и Его легкое бремя! Только так, а не иначе мы можем обрести покой душам нашим.


Феофан Затворник  

Обычные немощи человеческие: младшие толкуют про старших, а старшие про младших, и все мы забываем апостольский совет или, вернее, заповедь: «Облекитесь, как избранные Божии, святые и возлюбленные, в милосердие, благость, смиренномудрие, кротость, долготерпение, снисходя друг другу и прощая взаимно, если кто на кого имеет жалобу… И да владычествует в сердцах ваших мир Божий» (Кол. 3:12–13,15). Мы же, порицая друг друга по неразумию нашему, лишаемся этого блаженного мира. А в псалмах сказано, что «в мире место Его» (Пс. 75:3), то есть Божие, и апостол пишет: «Пребывающий в любви пребывает в Боге» (1 Ин. 4:16). Любовь же эта «долготерпит, милосердствует, не завидует, не превозносится, не гордится (то есть не уничижает никого), не бесчинствует, не ищет своего, не мыслит и не помнит зла, всех любит (то есть покрывает всех немощи и недостатки), всего надеется, все переносит, любовь никогда не перестает» (1 Кор. 13:4–8).


Амвросий Оптинский (Гренков)  

Некоторые тела… оставались нерастлевающимися… Причину этому домышляют такую: грехи против Бога Бог прощает по молитвам других, особенно по молитвам церковным и за поминовение на Бескровной Жертве или за милостыню, подаваемую за этих умерших; а грехи против ближнего – обиду и неправду – Бог не прощает, если обидевший и неправдовавший вовремя не удовлетворит обиженного или не примирится испрошением прощения. В сороковых годах или прежде в Бессарабии турками сделано было разграбление. Русское правительство от турецкого потребовало удовлетворения, ограбленным велено было показать свою обиду. Кто показывал несправедливо и прибавлял свой убыток вдвое или втрое, тех тела по смерти оказались нерастлевшимися и темными.
Бывают и грешные тела нерастлевающимися. В одном монастыре случайно открыли тело одного иеродиакона, нерастлевшееся и темное.
Местный архиерей в это время ездил по епархии. Владыку попросили прочитать разрешительную молитву над этим телом. Но и по разрешительной молитве тело осталось в одинаковом положении. Владыка спросил: «Кто он был и что за причина такого положения?» В ответ получил, что он был единственный сын бедной вдовы и против воли матери пошел в монастырь, а мать по причине бедности всегда на него роптала, и кто-то проговорил, что мать его и до сих пор жива. Владыка приказал отыскать мать. Привели девяностолетнюю старуху согбенную. Владыка, указывая на положение ее сына, сказал, чтобы она простила его. Но старуха, отворачиваясь, не соглашалась, повторяя: «Я столько горя перетерпела через него!»
Владыка продолжал убеждать старуху и, наконец, сказал: «Если не простишь, то и сама будешь связана». Убежденная старуха как бы нехотя сказала: «Ну, Бог его простит!» Темное тело тотчас рассыпалось в прах.


Амвросий Оптинский (Гренков)  

N. писала мне, что одна сестра, долго жившая в обители, по искушению вражию вышла из обители. А при выходе ты, убеждая ее остаться, сказала: «Истину тебе говорю, Евангельское слово, что если будешь опять проситься – не приму». Теперь эта сестра, опомнившись и увидев свою ошибку, усердно просится опять в обитель. А ты, опираясь на свое слово, не принимаешь ее, несмотря на ее раскаяние и обещание все терпеть. Евангельская заповедь Самого Господа семьдесят раз по семь прощать согрешившему против нас (см. Мф. 18: 22) выше твоего Евангельского слова. На Усекновение главы Предтечи поется в стихирах об Ироде, что лучше было бы ему, «солгав, жизнь получить, чем истину глаголющую голову Предтечи усекнуть». Так и нам не следует отсекать жизни монашеской этой сестры. Себя же укорим за неосмотрительное слово и при исповеди покаемся в этом.


Амвросий Оптинский (Гренков)