Послушание Богу явил Авраам, святой праотец, как читаем в книге? Бытия. Когда ему повелел Бог: «пойди из земли твоей, от родства твоего, и из дома отца твоего и иди в землю, которую я укажу» и прочее (Быт. 12, 1), он не отказался сделать это. Оставил отечество свое, род свой и дом отца своего, и пошел в землю чужую, незнакомую, как писал апостол: «Верою Авраам повиновался призванию идти в страну, которую имел получить в наследие, и пошел, не зная, куда идет» (Евр. 11, 8). Еще большего удивления достойное дело сотворил святой патриарх, когда по повелению Божию привел и вознес на жертвенник во всесожжение своего сына Исаака, и хотя не на деле, но произволением заклал его (Быт. 22, 1–12). Верный и искренний послушник не отказался вознести его на всесожжение, невзирая на столь тяжкое и непостижимое повеление, но внимал власти Повелевающего, силе и всемогуществу, «ибо он думал,– говорит апостол,– что Бог силен и из мертвых воскресить» (Евр. 11, 19).


Тихон Задонский  

Некий старец сказал: «Тот монах, который от души предаст себя повиновению духовному отцу, имеет большее воздаяние, чем тот, кто живет отшельником в пустыне». К этому он добавил: «Один из отцов сказывал, что он видел четыре чина в Небе. Первый чин состоял из больных, благодарящих Бога, второй – из принимающих странников и служащих ближним. Третий – из жительствующих в пустыне, лишенных человеческого общества. Четвертый – из тех, которые повинуются духовным отцам и находятся в послушании у них ради Бога. Чин проходящих послушание украшался золотой цепью и венцом и имел большую славу, чем три первые чина. Я спросил того, кто показывал мне все это, почему этот чин имеет большую славу? Он ответил: «Потому, что принимающие странников делают это по собственной воле. И отшельники по собственной воле оставили человеческое общество. Но чин, предавший себя послушанию, находится в совершенной зависимости от Бога и от духовных отцов, потому и имеет большую славу». Благое дело – послушание, проходимое ради Бога. Наследуйте, хотя бы отчасти, эту добродетель! Послушание – спасение для всех верующих. Послушание порождает все добродетели. Послушание – дверь в Царство Небесное... Послушание – пища всех святых: воспитанные им, как молоком, они при посредстве его достигли совершенства.


Игнатий Брянчанинов  

Без истинного послушания ничто не угодно Богу. Ни исповедание имени Его, как говорит Христос: «Что вы зовете Меня: Господи! Господи! – и не делаете того, что Я говорю?» (Лк. 6, 46); «да отступит от неправды всякий, исповедующий имя Господа»,– говорит апостол (2 Тим. 2, 19)... Ни молитва, ибо написано: «грешников Бог не слушает; но кто чтит Бога и творит волю Его, того слушает» (Ин. 9, 31)... Ни пение, ни хваление, ни славословие, ни прочее устное почитание Богу не приятно без сердечного почитания, как о таких говорит Бог: «приближаются ко Мне люди сии устами своими, и чтут Меня языком, сердце же их далеко отстоит от Меня» (Мф. 15, 8; Ис. 29, 13). Надо. непременно очистить себя истинным покаянием и тогда призывать, петь, хвалить святое имя Божие, которое святые Ангелы с благоговением воспевают (Ис. 6, 3). Ибо всякое устное почитание без сердечного есть лицемерие.


Тихон Задонский  

Прекрасно сказал по этому поводу старец Зосима в поучениях своих о послушании. Много осуждения и порицания достоин будет отец начальствующий, если попустит чадам своим духовным творить свою волю (то есть противоречить), не слушаться, настаивать на своем и тому подобное. Да и сами дети такого отца по кончине своей будут роптать на него и осуждать его за то, что его нерадением лишились своего спасения. Из этих слов старца Зосимы (изложенных здесь приблизительно, не с точностью) видно, что вред от самочинной жизни особенно ярко познается при конце жизни. Во время обычной жизни нашей нам кажутся наши желания, намерения, интересы в житейских делах очень важными, дорогими, почти необходимыми. Чтобы не потерять приятное нам или получить то, что хочется нам, мы готовы бываем отвергнуть послушание, отсекающее нашу волю, – отвергнуть или явно, или различными ухищрениями, или выпрашивая у духовного отца принужденное благословение или согласие. При конце жизни все эти интересы житейские теряют свою привлекательность, и человек видит свою потерю, свой душевный ущерб, происшедший от непослушания и самочиния – в нем виноват и духовный отец, и дети.


Никон Оптинский (Беляев)  

Из письма твоего видим твое сердечное смущение и обуревание, какое ты принимаешь в прохождении твоего послушания, и даже до того помысел твой простирается, что готов перейти в штатный монастырь, где надеешься от этого послушания избавиться. На это, возлюбленный наш брат, что имеем тебе сказать в утешение? При сердечном о тебе сожалении скажем то, что все находимся в бедах, скорбях и искушениях, которыми живот вечный стяжается, и без скорбей спастись невозможно. Ибо, по Писанию, «многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие» (Деян. 14:22), но скорби эти различны есть: одному – эти, другому – иного рода, одному телесные, а этому – душевные, тому – бедность, а некоторому – поношение, иному болезни. Все же они посылаются по всепремудрому Промыслу Божию по силе каждого и по мере нужды в его устроении. Поистине, мы соучаствуем тебе в скорби по твоему послушанию, но скажи, ручаешься ли ты за это, когда бы был в обители, избежал ли бы ты скорбей другого какого рода или суда своей совести за преслушание? Ты знаешь, что отец игумен не заставил бы тебя насильно ехать и нисколько не теснил бы за это. Это более бы тебя уязвляло. Ты взираешь на будущее время и помышляешь для избежания этого послушания о переходе в штатный монастырь. Чего ты ожидаешь, одобрения этого помысла или противоречия ему? Одобрить это значит подвергнуть себя впоследствии всегдашнему от тебя нареканию. А лучше предать это совершенной твоей свободе и дабы она соображалась с волей Божией. Между прочим, можешь сказать нечто в противоречие, но не заставляющее: скажи, пожалуй, ручаешься ли ты за будущие твои не только годы жизни, но за дни и минуты? И что будет вперед, кто знает? Если же и продлит Господь жизнь твою, ты перейдешь в штатный монастырь – избежишь скорби по послушанию сбора, но ручаешься ли ты, что не встретят тебя там гораздо важнейшие скорби, даже и до раскаяния?
Впрочем, не должно полагать, что всегда на тебя будет падать жребий этого послушания, в обители людей довольно.


Лев Оптинский (Наголкин)