«Как вам кажется? У одного человека было два сына; и он, подойдя к первому, сказал: сын! пойди сегодня работай в винограднике моем. Но он сказал в ответ: не хочу; а после, раскаявшись, пошел. И подойдя к другому, он сказал то же. Этот сказал в ответ: иду, государь, и не пошел. Который из двух исполнил волю отца? Говорят Ему: первый» (Мф. 21:28–31). Христос опять притчами обличает иудеев, намекая как на неповиновение их, так и на покорность отверженных прежде язычников. Ибо здесь под двумя сыновьями подразумеваются язычники и иудеи. Язычники, не давая обещания о послушании и не слышав закона, самим делом оказывали послушание. А иудеи, хотя говорили: «Всё, что сказал Господь, исполним и будем послушны» (Исх. 19:8), на самом деле не оказывали покорности закону. Потому, чтобы иудеи не подумали, что закон и без исполнения приносит им пользу, Христос показывает, что это самое и осуждает их. Согласное с этим говорит и Павел: «Не слушатели закона праведны пред Богом, но исполнители закона оправданы будут» (Рим. 2:13). Потому, чтобы иудеи осудили сами себя. Спаситель заставляет их самих произнести приговор.Когда же они, не понимая цели притчи, произнесли приговор, тогда Он уже раскрывает им смысл притчи и говорит: «Мытари и блудницы вперед вас идут в Царство Божие, ибо пришел к вам Иоанн путем праведности, и вы не поверили ему, а мытари и блудницы поверили ему; вы же, и видев это, не раскаялись после, чтобы поверить ему» (Мф. 21:31–32). Если бы Он просто сказал: «Блудницы вперед вас идут в Царство Божие», то слова Его показались бы им тяжкими; но теперь, когда сами они объявили свое мнение, то слова Его для них окажутся не такими тяжкими. Для этого же Он называет и причину. Какую же? Иоанн, говорит Он, пришел к вам, а не к ним, и притом путем праведным. Ибо вы не можете обвинить его, как человека нерадивого и бесполезного. Он вел и жизнь безукоризненную и имел большую заботливость, однако вы и тогда не послушали его. После этого следует другое осуждение: мытари уверовали; затем еще обвинение: вы, и увидев это, не одумались, чтобы поверить ему после, тогда как вам надлежало сделать это прежде. А это не заслуживает никакого прощения. Слова «вперед вас идут» не потому сказаны, что иудеи последуют мытарям, но потому, что и они, если захотят, могут войти в Царство Божие. Ибо ничто так не возбуждает грубых людей, как ревность; потому Христос всегда говорит: «Многие же будут первые последними, и последние первыми» (Мф. 19:30). Для того Христос и ставит в пример блудниц и мытарей, чтобы иудеи возревновали. Ибо грехи блудниц и мытарей есть грехи величайшие, происходящие от грубой любви, один – к телу, другой – к деньгам. Притом Христос поучает, что верить Иоанну – значит истинно повиноваться закону Божиему. Итак, блудницы входят в Царство Божие не по одной благодати, но и по правде. Ибо входят они уже не как блудницы, а как послушные и верующие, чистые и переменившиеся. Обличив иудеев во всем этом, Христос наконец наносит им самый тяжкий удар: «Вы же, и видев это, не раскаялись после, чтобы поверить ему». Плохо не делать доброго в самом начале, но еще большего осуждения достоин тот, кто и после не исправляется.


Иоанн Златоуст  

Послушание Богу явил Авраам, святой праотец, как читаем в книге? Бытия. Когда ему повелел Бог: «Пойди из земли твоей, от родства твоего, и из дома отца твоего и иди в землю, которую я укажу» и прочее (Быт. 12:1), он не отказался сделать это. Оставил отечество свое, род свой и дом отца своего, и пошел в землю чужую, незнакомую, как писал апостол: «Верою Авраам повиновался призванию идти в страну, которую имел получить в наследие, и пошел, не зная, куда идет» (Евр. 11:8). Еще большего удивления достойное дело сотворил святой патриарх, когда по повелению Божию привел и вознес на жертвенник во всесожжение своего сына Исаака, и хотя не на деле, но произволением заклал его (Быт. 22:1–12). Верный и искренний послушник не отказался вознести его на всесожжение, невзирая на столь тяжкое и непостижимое повеление, но внимал власти Повелевающего, силе и всемогуществу, «ибо он думал,– говорит апостол,– что Бог силен и из мертвых воскресить» (Евр. 11:19).


Тихон Задонский  

Прекрасно сказал по этому поводу старец Зосима в поучениях своих о послушании. Много осуждения и порицания достоин будет отец начальствующий, если попустит чадам своим духовным творить свою волю (то есть противоречить), не слушаться, настаивать на своем и тому подобное. Да и сами дети такого отца по кончине своей будут роптать на него и осуждать его за то, что его нерадением лишились своего спасения. Из этих слов старца Зосимы (изложенных здесь приблизительно, не с точностью) видно, что вред от самочинной жизни особенно ярко познается при конце жизни. Во время обычной жизни нашей нам кажутся наши желания, намерения, интересы в житейских делах очень важными, дорогими, почти необходимыми. Чтобы не потерять приятное нам или получить то, что хочется нам, мы готовы бываем отвергнуть послушание, отсекающее нашу волю, – отвергнуть или явно, или различными ухищрениями, или выпрашивая у духовного отца принужденное благословение или согласие. При конце жизни все эти интересы житейские теряют свою привлекательность, и человек видит свою потерю, свой душевный ущерб, происшедший от непослушания и самочиния – в нем виноват и духовный отец, и дети.


Никон Оптинский (Беляев)  

Из письма твоего видим твое сердечное смущение и обуревание, какое ты принимаешь в прохождении твоего послушания, и даже до того помысел твой простирается, что готов перейти в штатный монастырь, где надеешься от этого послушания избавиться. На это, возлюбленный наш брат, что имеем тебе сказать в утешение? При сердечном о тебе сожалении скажем то, что все находимся в бедах, скорбях и искушениях, которыми живот вечный стяжается, и без скорбей спастись невозможно. Ибо, по Писанию, «многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие» (Деян. 14:22), но скорби эти различны есть: одному – эти, другому – иного рода, одному телесные, а этому – душевные, тому – бедность, а некоторому – поношение, иному болезни. Все же они посылаются по всепремудрому Промыслу Божию по силе каждого и по мере нужды в его устроении. Поистине, мы соучаствуем тебе в скорби по твоему послушанию, но скажи, ручаешься ли ты за это, когда бы был в обители, избежал ли бы ты скорбей другого какого рода или суда своей совести за преслушание? Ты знаешь, что отец игумен не заставил бы тебя насильно ехать и нисколько не теснил бы за это. Это более бы тебя уязвляло. Ты взираешь на будущее время и помышляешь для избежания этого послушания о переходе в штатный монастырь. Чего ты ожидаешь, одобрения этого помысла или противоречия ему? Одобрить это значит подвергнуть себя впоследствии всегдашнему от тебя нареканию. А лучше предать это совершенной твоей свободе и дабы она соображалась с волей Божией. Между прочим, можешь сказать нечто в противоречие, но не заставляющее: скажи, пожалуй, ручаешься ли ты за будущие твои не только годы жизни, но за дни и минуты? И что будет вперед, кто знает? Если же и продлит Господь жизнь твою, ты перейдешь в штатный монастырь – избежишь скорби по послушанию сбора, но ручаешься ли ты, что не встретят тебя там гораздо важнейшие скорби, даже и до раскаяния?
Впрочем, не должно полагать, что всегда на тебя будет падать жребий этого послушания, в обители людей довольно.


Лев Оптинский (Наголкин)