Прекрасно сказал по этому поводу старец Зосима в поучениях своих о послушании. Много осуждения и порицания достоин будет отец начальствующий, если попустит чадам своим духовным творить свою волю (т.е. противоречить), не слушаться, настаивать на своем и т.п. Да и сами дети такого отца по кончине своей будут роптать на него и осуждать его за то, что его нерадением лишились своего спасения. Из этих слов старца Зосимы (изложенных здесь приблизительно, не с точностью) видно, что вред от самочинной жизни особенно ярко познается при конце жизни. Во время обычной жизни нашей нам кажутся наши желания, намерения, интересы в житейских делах очень важными, дорогими, почти необходимыми. Чтобы не потерять приятное нам или получить то, что хочется нам, мы готовы бываем отвергнуть послушание, отсекающее нашу волю, – отвергнуть или явно, или различными ухищрениями, или выпрашивая у духовного отца принужденное благословение или согласие. При конце жизни все эти интересы житейские теряют свою привлекательность, и человек видит свою потерю, свой душевный ущерб, происшедший от непослушания и самочиния – в нем виноват и духовный отец, и дети.


Никон Оптинский (Беляев)  

Послушай, дочь Л., поелику мы должны приобучать себя к умиротворению и смирению не в таковой буре, волнуемой и покрывшей ваши чувства душевные и телесные, но заблаговременно послушание оказывать маменьке и ни в чем не составлять по своей воле, но худо ли или хорошо, согласоваться, как маменька сорассудит и утвердит, на то и понуждать себя, чтобы так исполнить, как маменька утвердила, писано есть: «Даждь кровь, приими дух» (то есть хотя и очень не нравится какая вещь, и тебя побивают десять мыслей лучших), но ты должна с великим понуждением и пролитием крови внутри себя согласиться на вышеозначенное маменькой определение и малопомалу благостью Божией в таковое устроение придешь, что даже за большую тягость будешь почитать, что только по своему разумению сделать или что кому советовать. А во время великого смущения и ожесточения, описанного вами, можно бы вам себя укротить. Ежели бы вы да имели благоговение и веру достодолжную к своей [маменьке], то бы и в таковое время могли бы ее увещательными словами остановиться и смирить себя, но как вы издавна закоснели в своенравии, а к [маменьке] непокорливы, и по вашему высокомудрию кажется она вам недостаточной к руководству и окормлению! Но прошу и молю, как можно понуди сердце свое к повиновению и послушанию, чем и обрящешь в душе своей покой и мир Божий приобрящешь во утешение себе!


Лев Оптинский (Наголкин)  

О послушании скорбь твоя проистекает из тех же источников – тщеславия и самомнения, – но плода смирения нимало в этом не усматривается. Святой Иоанн Лествичник пишет: «От послушания рождается смирение», – а у тебя напротив. Послушание состоит не в том одном, чтобы укачествоваться в каком-нибудь деле, но в отвержении своей воли и разума и покорении оных другим. За это бывает брань и смиряет нас. Полезно и участвовать в делах послушания, но когда случающиеся нам при этом досады и укоризны принимаем без ропота, но с самоукорением и познанием своей немощи, отчего наша славолюбивая часть укрощается, также и яростная изнемогает. А когда только питаемся мыслью, что мы проходим послушание, то больше еще гордостью обольщаемся и вместо пользы вред получаем, ибо плод духа: любовь, радость, мир, долготерпение (Гал. 5, 22).


Макарий Оптинский (Иванов)  

Описала ты тягостное состояние свое по послушанию и пишешь, что, прочтя письмо мое, оскорбилась сердцем и духом, подумала, что я ко всем имею любовь и сострадание, одну только тебя оставляю скорбеть. – Неправда, я и к тебе сострадаю и еще больше других по твоему неумиротворению жалею и печалюсь, что ты до сих пор никак не приладишься и не успокоишься на своем послушании, а я неоднократно писал тебе и теперь должен подтвердить то же: ни чем иным не спастись тебе, как своим настоящим послушанием, если и тысячу отдашь, а своей воли не отдашь, ничтоже успеешь, хотим мы, чтобы все было по-нашему, а не так, как Богу угодно, тогда как с нашей стороны должно быть только произволение с усердием к возложенной обязанности, а совершать все – дело Божие; сделается или что не сделается, как бы тебе хотелось, должна быть покойной, в чем и да поможет тебе Господь, сердечно желаю!


Иларион Оптинский (Пономарёв)  

3наю, сестра, что тебе очень трудно и от обстоятельств, и от резких и неуместных выходок, которые сильно влияют на слабые твои нервы, и потому ты все хочешь подражать пророку Ионе, который от лица Божия побежал в Фарсис, да попал во чрево китово. Также помни, что и на берегу безмолвия ранний червь может подтачивать тыкву твою и зной огненных стрел вражиих опалять главу. От лица Божия никуда не можем уйти. Всякому христианину назначается свой крест и указуется свой путь, и в евангельском учении проповедуется, что послушание есть главная добродетель христианская. И настоятельство есть также послушание. Святой апостол Павел пишет и о Самом Спасителе, что Он был послушным даже до смерти, и смерти крестной (Флп. 2, 8).
А вообще ко всем нам святой апостол Петр глаголет: возлюбленные, препоясав чресла ума вашего, бодрствуя, совершенно уповайте на подаваемую вам благодать в явлении Иисуса Христа. Как послушные дети, не сообразуйтесь с прежними похотями, бывшими в неведении вашем (1Пет. 1, 13–14). И Сам Господь во Евангелии глаголет: пришел не для того, чтобы творить волю Мою, но волю пославшего Меня Отца (Ин. 6, 38); и к верховному апостолу рек: Петр! любишь ли ты Меня больше, нежели они?.. паси агнцев Моих (Ин. 21, 15). Из этих слов сама ты, сестра, можешь понимать, чем более может выражаться любовь ко Христу. Поэтому не уклоняйся от возложенной на тебя трудной обязанности заботиться о юных сестрах, об их устроении и спасении, поминая слово сказанное: Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих (Ин. 15, 13). И апостол пишет: каждый получит свою награду по своему труду (1 Кор. 3, 8). Силен Господь укрепить слабые твои нервы, а за резкие и неуместные выходки смирить виновного в свое время. Также если воля Божия будет, то и безмолвие в свое время подастся желающим. Выше воли Божией нет ничего, и послушание больше жертвы, послушание паче поста и молитвы. Всем назначено послушание: и младшим, и старшим. Послушание для всех полезно и спасительно.


Амвросий Оптинский (Гренков)  

Святой Лествичник говорит: «Послушник, то есть послушник истинный, не рассуждает ни о благих, ни о мнимых злых». А я желал бы, чтобы ты была послушница истинная. Смысл и понятие у тебя есть, да смирения у тебя недостает: все охотница ты вперед забегать. От этого ты сама путаешься и других путаешь, сама скорбишь и других оскорбляешь. Если ты умнее сестры, то умей разумно и вовремя примолчать, кольми паче не ходить туда, где бестолково и зловредно толкуют. Если придакнешь и согласишься, то после придется со стыдом расплачиваться за такое человекоугодие. Прочти со вниманием 4-ю Степень «Лествицы» и попроси у матерей почитать в 1-й части «Добротолюбия» Симеона Нового Богослова «главы деятельные». Там ты увидишь свою ошибку, увидишь и то, чего должно держаться. Помни, что Царствие Небесное кое-как не приобретается, а с толком и понуждением на благое, несвоечинно и самосовестно, но с вопрошением опытных и с отсечением своей воли и разума, как свойственно истинному послушнику.


Амвросий Оптинский (Гренков)  

Странник жил как странник и проводил жизнь странническую, не обязанный заботами и попечениями, и свободно упражнялся в молитве, как желал. А ты проводишь жизнь как казначея, и притом болезненная, обязанная монастырским послушанием, и потому в молитве упражняйся, сколько имеешь свободы, а остальное дополнится послушанием, которое имеет также свое значение. Монах-плотник жаловался Варсануфию Великому:
– Отче, Бога мне помянуть некогда.
– Почему же? – спросил старец.
– Потому что весь день занят делом плотничества.
– Ведь ты этим делом занимаешься за послушание, Бога ради?
– Так, – отвечал брат.
– Значит, ты весь день Бога поминаешь!
Не сомневайся и ты о своем послушании, а к молитве простирайся, елико можешь, поминая сказанное тебе при пострижении, как тебе давали четки:
– Вот тебе, сестра, меч духовный. Глаголи выну во уме, во устех, в мысли, в сердце: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешную».


Амвросий Оптинский (Гренков)  

Давно еще, когда я был в скиту, мне пришла мысль – вот, у меня ничего нет, ни внутреннего монашества нет, ни наружного, ибо никаких телесных подвигов я не несу. И душевными очами не вижу я в себе монаха. Тогда, чтобы не погибнуть, я решил идти путем послушания. После такого решения я делал только то, что мне скажут, и обрел спокойствие. Мне сказали: из скита переходи в монастырь. Я перешел, хотя мне и не хотелось. И вообще, во всем и всегда я старался исполнять не свою волю, а волю начальства своего монастырского и своего духовного отца. Старец Нектарий однажды сказал мне по этому поводу замечательные слова: «Нет ничего пагубнее для монаха, как устраивать свою жизнь по своему смышлению». А старец Нектарий отличался особой наблюдательностью и обладал даром прозорливости. Послушание – это самое важное для монаха. У послушливого монаха всегда хорошее настроение, всегда легкость, радость и беспечалие на душе. Хотел бы я всегда иметь такое настроение.


Никон Оптинский (Беляев)