Кто же из иереев, приносивших жертвы Богу, был первым? Праведный Авель. Он первый начал чтить Бога благоугодными жертвами, он был первым иереем в поднебесной. Если не верите мне, поверьте святому Амвросию, который говорит: «Первым по преступлении Адамовом носил образ Спасителя нашего Авель, который был девственником, священником и мучеником: девственником как несупружный, священником как приносивший жертвы Богу, мучеником как неповинно убиенный братом».
Внемлите словам этого учителя! Первым священником, то есть иереем, он называет Авеля, ибо он первый начал приносить жертвы. Но кто поставил или посвятил Авеля в это иерейство, в жречество? Вера. Так говорит апостол: «Верою Авель принес Богу жертву лучшую, нежели Каин» (Евр. 11, 4). И на этом поставлении, по словам того же апостола. Сам Бог пел «Аксиос» – достоин.


Димитрий Ростовский  

«Кто станет сберегать душу свою, тот погубит ее; а кто погубит ее, тот оживит ее» (Лк. 17, 33). Нужно понимать так: сберегать душу свою значит жалеть себя, а губить душу – не жалеть себя; надо только подразумевать: на пути заповедей Господних, или в служении Господу. И выйдет так: кто работает Господу в исполнение Его заповедей, не жалея себя, тот спасается, а кто жалеет себя, тот погибает. Станешь жалеть себя, непременно уж окажешься нарушителем заповедей и, следовательно, рабом неключимым, а неключимому рабу какой приговор? «Негодного раба выбросьте во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов» (Мф. 25, 30). Потрудитесь наблюдать за собою хоть в продолжение одного дня и увидите, что саможаление искривляет все наши дела и отбивает охоту делать их. Без труда и напряжения ничего не сделаешь, а понудить себя жаль, вот и остановка. Есть дела, которые, хочешь не хочешь, надо делать. Такие дела делаются неопустительно, хоть и трудновато. Но тут саможаление побеждается саможалением. Не станешь делать – есть будет нечего. А так как дела заповедей не такого рода, то при саможалении они всегда опускаются. И на плохие дела поблажка тоже делается из саможаления. Жаль отказать себе в том, чего захотелось, желание и исполняется, а оно или прямо грешно или ведет ко греху. Так жалеющий себя всегда – не делает того, что должно, а что не должно, в том себе поблажает и выходит никуда не гожим. Какое же тут спасение?


Феофан Затворник  

Если Христос есть глава верных, то не соединенные с Ним верой и любовью не являются членами Его тела. Не соединены же с Ним те, кто не следует за Ним. Не следуют Ему те, кто не подражает Его смирению, терпению, кротости и прочим Божественным нравам. Если Христос ведет к небу, то непременно заблуждаются те, кто за Ним не следует. Если Христос – наш пастырь, то не Его овцы те, которые не слушают Его гласа: «Овцы Мои слушаются голоса Моего, и Я знаю их; и они идут за Мною» (Ин. 10, 27). Если Христос – учитель и наставник наш, не Его ученики те, кто не учится от Него смирению, терпению, кротости. Если Христос свет, то ходят во тьме те, кто не идет за Ним,– непременно остаются во тьме те, кто удаляется от света. Если Христос – жених верных душ, те, кто удаляются от Него, прелюбодействуют. Если Христос истина, непременно прельщаются и заблуждаются те, кто не придерживается Его. Если Христос – жизнь, то мертвы те, кто отлучается и удаляется от Него, как сказано: «Вот, удаляющие себя от Тебя гибнут» (Пс. 72, 27). Видишь, возлюбленный христианин, как нужно нам следовать Христу, ибо это «одно только нужно» (Лк. 10, 42), и, напротив, как опасно удаляться от Того, у Которого жизнь и блаженство.


Тихон Задонский  

На вопрос святого Иоанна: «За кого меня принимаете?» можно было бы ответить многими великими словами: назвать его Ангелом, посланным перед лицом Христовым, денницею и светильником, другом Жениха... Но все эти слова соединяются и заключаются в одном, если мы называем его подобным Христу, Сыну Божию, если и не во всем, то есть не в Божестве, не в божественной силе Его, то в человеческом, и то, впрочем, отчасти... Горящая свеча имеет некоторое подобие солнцу, ибо солнце, как и свеча, освещает и согревает, однако солнце делает это несравненно сильнее, чем свеча. Так и между Христом и Иоанном существует подобие: Христос подобен солнцу, а Иоанн свече, ибо, как говорит Господь: Он был светильник, горящий и светящий (Ин. 5, 35). Но хотя Иоанн лишь отчасти подобен Христу, все же подобен настолько, насколько не может быть подобен весь мир, ибо «из рожденных женами не восставал больший Иоанна Крестителя» (Мф. 11, 11).


Димитрий Ростовский  

Немногие уподобляются Христу в Его вольных страданиях, в трудном несении креста и в распятии. Апостол Павел умоляет нас: «Подражайте мне, как я Христу» (1 Кор. 4:16). Но святой апостол, скажи нам, в чем ты подобен Христу, Господу нашему? Он говорит, что подобен в распятии: «Я сораспялся Христу» (Гал. 2:19). Апостол говорит здесь о духовном распятии, что выясняется из других его слов: «Для меня мир распят, и я для мира» (Гал. 6:14). Ибо распяться миру значит сораспяться Христу, и сораспяться Христу, значит – распяться миру. Потому скажем апостолу: о истинно подобный Христу. Ты не только подобен Христу, Господу своему, в духовном распятии, но и преподобен Ему – подобнее, чем другие! Ибо кто так распялся Ему, как ты, который говорил: «Я ношу язвы Господа Иисуса на теле моем» (Гал. 6:17)» и восполняю недостаток в плоти моей скорбей Христовых (Кол. 1:24)? Кто так умер для мира, как ты, который говорил: «Для Него я от всего отказался, и все почитаю за сор, чтобы приобрести Христа» (Флп. 3:8)?


Димитрий Ростовский  

Будем внимательно смотреть, куда шествует Господь, и последуя Ему, держаться стези Его. Ибо Иисусу последует тот, кто подражает Ему. Потому Он и говорит: «Иди за Мною, и предоставь мертвым погребать своих мертвецов» (Мф. 8:22). Последовать - значит подражать. Поэтому Он повторяет: «Кто Мне служит, Мне да последует» (Ин. 12:26). Итак, поразмыслим, куда Он шествует, чтобы служить Ему в нашем последовании. Вот Он, Господь и Создатель Ангелов, желая принять естество наше, которое создал, нисходит во утробу Девы. Он не пожелал родиться в мир от богатых, избирает родителей бедных. У них не было даже агнца, которого надо было по закону принести в жертву за Него, и Матерь приносит в жертву «две горлицы или двух птенцов голубиных» (Лк. 2:24). Не пожелал Он также быть счастливым в этом мире, но переносил бесчестия и осмеяния; претерпел оплевания, биения, заушения, терновый венец и крест. Мы лишились внутренней радости из-за наслаждений телесных, и Он показывает, с какою горечью она возвращается. Итак, что должен претерпеть за себя человек, если Бог столько претерпел за людей? Потому кто уже верует во Христа, но еще держится корыстолюбия, гордится почестями, воспламеняется ненавистью, оскверняется нечистотой похоти, желает в мире счастья, тот не стремится следовать Христу, в которого верует. Ибо если тот, кому Учитель указывает путь скорби, желает радости и наслаждений, тот идет другим путем.


Григорий Великий (Двоеслов)  

«Бог хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1Тим. 2:4), но как видим из священных повествований, что есть спасающиеся и погибающие, то неужели виновен Бог, что не дал им мысли благой, могущей их к Нему привести? Это была бы хула на Бога. Он сотворил человека самовластным и хочет, чтобы он сам избирал правый путь и к Нему стремился, Он же готов ему воспомоществовать и укреплять в таковом, но не нудит не хотящего избирать правый путь, а попущает по злой его воле, и потому виновен сам человек, не избравший благого пути, как пишет в псалме: «Не восхотел благословения, – и оно удалится от него» (Пс. 108:17). Потому надо, по данному от Бога нам разуму и самовластию, избирать самим благое и просить, да утвердит Он в нас это Своим благоволением и поможет исполнить, ибо без Него не можем делать ничего (Ин. 15:5).


Макарий Оптинский (Иванов)