Если и двух лепт не имеешь – имеешь силу и можешь служением оказать милость немощному брату. Не можешь и того? Можешь словом утешить брата своего. Итак, окажи ему милосердие словом и услышишь: «не выше ли доброго даяния слово?» (Сир. 18, 17). Если же и словом не можешь помочь ему, то можешь, когда огорчится на тебя брат твой, оказать ему милость и потерпеть во время его смущения, видя его искушенным от общего врага, и вместо того, чтобы сказать ему одно слово и тем еще более смутить его, ты можешь промолчать; этим окажешь ему милость, избавляя душу его от врага. Можешь также, когда согрешит перед тобою брат твой, помиловать его и простить грех его, чтобы ты получил прощение от Бога... и так ты окажешь душе брата милость, прощая то, в чем он согрешил против тебя, ибо Бог дал нам власть, если хотим, прощать друг другу согрешения, случающиеся между нами. Таким образом, не имея чем оказать милосердие телу, ты помилуешь душу его. А какая милость более той, чтобы помиловать душу? Как душа драгоценнее тела, так милость, оказанная душе, больше милости, оказанной телу.


Авва Дорофей  

На вопрос святого Иоанна: «За кого меня принимаете?» можно было бы ответить многими великими словами: назвать его Ангелом, посланным перед лицом Христовым, денницею и светильником, другом Жениха... Но все эти слова соединяются и заключаются в одном, если мы называем его подобным Христу, Сыну Божию, если и не во всем, то есть не в Божестве, не в божественной силе Его, то в человеческом, и то, впрочем, отчасти... Горящая свеча имеет некоторое подобие солнцу, ибо солнце, как и свеча, освещает и согревает, однако солнце делает это несравненно сильнее, чем свеча. Так и между Христом и Иоанном существует подобие: Христос подобен солнцу, а Иоанн свече, ибо, как говорит Господь: Он был светильник, горящий и светящий (Ин. 5, 35). Но хотя Иоанн лишь отчасти подобен Христу, все же подобен настолько, насколько не может быть подобен весь мир, ибо «из рожденных женами не восставал больший Иоанна Крестителя» (Мф. 11, 11).


Димитрий Ростовский  

Немногие уподобляются Христу в Его вольных страданиях, в трудном несении креста и в распятии. Апостол Павел умоляет нас: «Подражайте мне, как я Христу» (1 Кор. 4, 16). Но святой апостол, скажи нам, в чем ты подобен Христу, Господу нашему? Он говорит, что подобен в распятии: «Я сораспялся Христу» (Гал. 2, 19). ...Апостол говорит здесь о духовном распятии, что выясняется из других его слов: «Для меня мир распят, и я для мира» (Гал. 6, 14). Ибо распяться миру значит сораспяться Христу, и сораспяться Христу, значит – распяться миру. Потому скажем апостолу: о истинно подобный Христу. Ты не только подобен Христу, Господу своему, в духовном распятии, но и преподобен Ему – подобнее, чем другие! Ибо кто так распялся Ему, как ты, который говорил: «Я ношу язвы Господа Иисуса на теле моем» (Гал. 6, 17)» и восполняю недостаток в плоти моей скорбей Христовых (Кол. 1, 24)? Кто так умер для мира, как ты, который говорил: «Для Него я от всего отказался, и все почитаю за сор, чтобы приобрести Христа» (Флп. 3, 8)?


Димитрий Ростовский  

Будем внимательно смотреть, куда шествует Господь, и последуя Ему, держаться стези Его. Ибо Иисусу последует тот, кто подражает Ему. Потому Он и говорит: «Иди за Мною, и предоставь мертвым погребать своих мертвецов» (Мф. 8, 22). Последовать значит подражать. Поэтому Он повторяет: «Кто Мне служит. Мне да последует» (Ин. 12, 26). Итак, поразмыслим, куда Он шествует, чтобы служить Ему в нашем последовании. Вот Он, Господь и Создатель Ангелов, желая принять естество наше, которое создал, нисходит во утробу Девы. Он не пожелал родиться в мир от богатых, избирает родителей бедных. У них не было даже агнца, которого надо было <по закону> принести в жертву за Него, и Матерь приносит в жертву «две горлицы или двух птенцов голубиных» (Лк. 2, 24). Не пожелал Он также быть счастливым в этом мире, но переносил бесчестия и осмеяния; претерпел оплевания, биения, заушения, терновый венец и крест. Мы лишились внутренней радости из-за наслаждений телесных, и Он показывает, с какою горечью она возвращается. Итак, что должен претерпеть за себя человек, если Бог столько претерпел за людей? Потому кто уже верует во Христа, но еще держится корыстолюбия, гордится почестями, воспламеняется ненавистью, оскверняется нечистотой похоти, желает в мире счастья, тот не стремится следовать Христу, в которого верует. Ибо если тот, кому Учитель указывает путь скорби, желает радости и наслаждений, тот идет другим путем.


Григорий Великий (Двоеслов)  

Бог хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины (1Тим. 2, 4), но как видим из священных повествований, что есть спасающиеся и погибающие, то неужели виновен Бог, что не дал им мысли благой, могущей их к Нему привести? Это была бы хула на Бога. Он сотворил человека самовластным и хочет, чтобы он сам избирал правый путь и к Нему стремился, Он же готов ему воспомоществовать и укреплять в оном, но не нудит не хотящего избирать правый путь, а попущает по злой его воле, и потому виновен сам человек, не избравший благого пути, как пишет в псалме: не восхотел благословения, – и оно удалится от него (Пс. 108, 17). Посему надо, по данному от Бога нам разуму и самовластию, избирать самим благое и просить, да утвердит Он в нас это Своим благоволением и поможет исполнить, ибо без Него не можем делать ничего (см. Ин. 15, 5).


Макарий Оптинский (Иванов)