...Дух Святый пребывает во всех, но собственно силу Свою обнаруживает в тех, которые чисты от страстей, а не в тех, у кого владычественное души омрачено греховными нечистотами. Кроме же чистоты надлежит им показывать в себе равенство благоустроено состояния. Ибо чист не тот, кто неровно ведет себя в отношении к целомудрию, но тот, кто мудрование плоти подчинил Духу. Как изображения лиц видим не во всяком веществе, а только в гладких и прозрачных веществах; так и действие Духа отражается не во всякой душе, а только в душах, которые не имеют в себе ничего стропотного и ничего развращенного (ср.: Притч. 8, 8). Снег блестит, но не показывает в себе образа тех, которые в него смотрятся, потому что шероховат и составлен из смерзшейся пены. Молоко бело, но не принимает в себя образов, потому что и в нем есть какие-то мелкие пузыри. А в воде, по причине ее гладкости, виден даже черный образ. Так точно и неровность жизни не способна к принятию в себя Божия действия. Посему, когда душа, посвятив себя всякому подвигу  добродетели, сильной любовью к Богу постоянно сохраняет в себе напечатленное в ней памятование о Боге, и таким образом соделывает Бога как бы живущим в себе, тогда, от сильного стремления и неизреченной любви к Богу, став богодухновенной, соделывается она достойной пророческого дара; потому что Бог дает Божественную силу и отверзает душевные очи для уразумения видений, какие сообщить Ему угодно.


Василий Великий  

Дух Господень подает блага всем, почему и разделяется в пророчестве Исаиином на семь дарований. «И почиет на нем,– говорится там,– Дух Господень, дух премудрости и разума, дух совета и крепости, дух ведения и благочестия; и страхом Господ ним исполнится» (Ис. 11, 2–3). Благодеяния Духа Святого названы и в церковных песнях в неделю Пятидесятницы: «Дух премудрости, Дух разума, благий, правый, умный, обладаяй, очищаяй прегрешения; Бог и боготворяй, Огнь от Огня происходяй; глаголяй, деяй, разделяяй дарования» <Третья Стихира на «хвалитех»>.Дух Господень не может не благодетельствовать не только достойным, но и недостойным, как «Сокровище благих: Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных» (Мф. 5, 45). Потому и каждый человек, делающий добро ближним, имеет на себе Духа Господня: «праведник милует и дает» (Пс. 36, 21).


Димитрий Ростовский  

От Предвечного и Безначального Отца и Дух Святый исходит, Сущий Собезначальный Отцу и Сыну, как безвременный, но не безвиновный, ибо и Он имеет Корнем и Началом и Виною — Отца, от Которого прежде всех веков постоянно, бесстрастно, изводительным образом произошел, как от Отца исходящий и в Сыне почивающий, имеющий несмешанное <с Ним> единение и нераздельное <от Них> различие. Бог Сущий и Сам от Бога; не инаковый, как — Бог, но иной, как — Утешитель, как Дух Святый самоипостасный, от Отца имущий бытие и чрез Сына посылаемый в начаток жизни вечной, и в залог будущих и приснопребывающих благ; и Сам — Виновник всего пришедшего в жизнь, ибо в Нем — вся быша. Он — то же, что и Отец и Сын, за исключением нерожденности <что является свойством Отца> и рождения <что является свойством Сына>. Послан же Он Сыном на Его учеников, т. е. явлен был, ибо в этом смысле надлежит понимать «послание» Духа Святаго, потому что как иначе был бы послан Вездесущий и от Посылающего неотделимый? Посему Дух Святый не только от Сына, но и от Отца посылается и Сам по своей воле исходит, ибо послание или явление Духа Святаго есть общее дело Отца и Сына и Духа; бывает же Он явлен не по Своему естеству, ибо никто никогда и не видел и не возвестил Божественное естество, — но согласно благодати и силы и действу, которая обща — Отцу, Сыну и Духу. Личным же свойством Каждого из Них есть ипостась Каждого и то, что наблюдается относительно Нее, как ипостасное свойство. Общим же для них является не только недоступное зрению и превосходящее всякое наименование и свойственное только Богу естество Божества, но — и благодать, и сила, и действие, и сияние, и нетление, и царство, и все то, согласно чему общается и по благодати соединяется Бог со святыми Ангелами, а также и людьми, ни разделением и различием ипостасей; ни разделением и разнообразием Божественных сил и действий, не отступающий единства и полноты.


Григорий Палама  

За десять дней перед этим естество наше взошло на Царский престол, а ныне Дух Святой сошел к нашему естеству, Господь вознес начаток наш и ниспослал нам Святого Духа, который есть другой Господь, разделяющий свои дары: ибо и Дух есть Господь,и бывшее о нас смотрение совершили вместе Отец, и Сын, и Дух Святой... «Но где теперь,скажешь,пребывает Дух Святой? О прежнем времени <апостольском> хорошо говорится, что Дух Святой был с ними, когда совершались чудеса, восставали мертвые, очищались прокаженные. А ныне чем доказать, что Дух Святой присутствует с нами?» Не опасайтесь: я докажу, что и теперь Дух Святой с нами. Каким образом? Если бы в нас не было Духа Святого, то как люди, просвещенные <святым крещением>, избавились бы от грехов? Ибо от грехов невозможно освободиться без благодати Духа; о чем послушайте Павла, который говорит: «и мы были некогда несмысленны, непокорны, заблуждшие, были рабы похотей и различных удовольствий» (1 Тит. 3, 3). «Когда же явилась благодать и человеколюбие Спасителя нашего, Бога, Он спас нас не по делам праведности, которые бы мы сотворили, а по Своей милости, банею возрождения и обновления Святым Духом» (1 Тит. 3, 4–5). И в другом месте продолжает апостол: «но омылись, но освятились, но оправдались именем Господа нашего Иисуса Христа и Духом Бога нашего» (1 Кор. 6, 11). Видишь ли, что Дух Святой очистил все грехи <новокрещенных>? Если бы не было у нас Духа Святого, мы не могли бы называть Иисуса Господом своим: «никто не может назвать Иисуса Господом, как только Духом Святым» (1 Кор. 12, 3). Если бы не было? Духа Святого между нами, то мы, верные, не могли бы молиться Богу. Мы говорим: «Отче наш, иже еси на небесех». Но как Христа не могли бы мы назвать нашим Господом, так и Бога не могли бы именовать Отцом нашим. Откуда это видно? Из слов того же апостола: «А как вы – сыны, то Бог послал в сердца ваши Духа Сына Своего, вопиющего: «Авва, Отче!» (Гал. 4, 6). Поэтому, когда назовешь Бога Отцом своим, вспомни, что это Дух побудил душу твою, удостоив тебя такого призвания. Если бы не было Духа с нами, не было бы в Церкви ни премудрости, ни слова разума; ибо «Одному дается Духом слово мудрости, другому слово знания» (1 Кор. 12, 8). Если бы не был с нами Дух Святой, то Церковь не имела бы пастырей и учителей; ибо они порождаются Духом, как и Павел говорит: «Дух Святый поставил вас блюстителями, пасти Церковь Господа и Бога» (Деян. 20, 28). Если бы не присутствовал с нами Дух Святой, Церковь не существовала бы; а раз Церковь существует, то, очевидно, присутствует и Дух.


Иоанн Златоуст  

Дух Святой является в виде языков, по родству со Словом; и в виде огненных языков (Деян. 2, 3–4). <Почему, думаешь?> Или по причине очищения <ибо по Писанию известен и огонь очистительный, что желающие могут везде увидеть>, или по существу своему: «потому что Бог наш есть огнь поядающий» (Евр. 12, 29) нечестие. ...Является в виде разделенных языков, по причине разных дарований. В виде языков нисшедших, в значение Царского достоинства и почивания в святых; ибо и Херувимы есть Божий престол. Является в горнице <если только не почтут меня чрезмерно пытливым> в значение восхождения и возношения от земли тех, которые примут Духа; ибо и над водами есть некие Божии горние чертоги (Пс. 103, 3), в которых прославляется Бог. И Сам Иисус посвящаемых в высшее служение приобщает таинству в горнице, показывая тем, что нужно и Богу снисходить к нам <как, насколько известно, Он и снисходил к Моисею>, и нам восходить к Нему, и что таким образом, при слиянии достоинства, должно происходить общение Бога с людьми. Пока же пребывают они в собственном достоинстве,– Бог в достоинстве высоты, а человек низости, до тех пор благость несоединима, человеколюбие несообщимо, и между ними – великая и непроходимая пропасть, которая отделяет не богатого только от Лазаря и от вожделенных недр Авраамовых, но сотворенное и преходящее естество от несотворенного и постоянного.


Григорий Богослов  

Некоторые говорят, что они <пророки> пророчествовали в исступлении, так что человеческий ум затмевался Духом. Но самому посланническому назначению божественного наития противоположно делать богодухновенного – исступленным, так чтобы он, когда исполняется божественных наставлений, выходил из присущего ему разума, и когда приносит пользу другим, сам не получал никакой пользы от собственных слов. И вообще сообразно ли сколько-нибудь с разумом, чтобы Дух премудрости делал кого-либо подобным лишенному ума и Дух ведения лишал разумности? Свет не ослепляет, а, напротив, возбуждает данную от природы силу зрения,– так и Дух не души омрачает, а, напротив, возбуждает ум, очищаемый от греховных скверн, к духовному созерцанию. Что лукавая сила, злоумышляющая против человеческой природы, может смешать мысли, в этом нет ничего невероятного, но нечестиво утверждать, чтобы то же самое действие производило присутствие Божия Духа.


Василий Великий  

Этот Дух, премудрый и человеколюбивый, снизойдет ли на пастыря,делает его псалмопевцем, отгоняющим злых духов, и указывает в нем царя Израилева; снизойдет ли на пастуха, обирающего ягоды, делает его пророком (Ам. 7, 14): припомни Давида и Амоса! Снизойдет ли на умного отрока, еще прежде совершенного возраста делает его судьей старейшин: свидетель Даниил, победивший львов во рве. Найдет ли рыбаков, уловляет в Христову сеть тех, кто потом объемлет целый мир сетью слов; возьми в пример Петра, и Андрея, и сынов громовых, возгремевших о духовном. Найдет ли мытарей, приобретает в ученики и делает купцами душ: свидетель Матфей, вчера мытарь, а ныне евангелист. Обретет ли пламенных гонителей,– изменяет ревность, и савлов делает Павлами, настолько же ревностными в благочестии, насколько прежде проявляли ревность о зле.


Григорий Богослов  

Дух Святый во всех вообще есть, как всех объемлющий, и о всех промышляющий, и во всех приводящий в движение естественные семена <добра>. Но в сущих под законом Он определительно есть, как указатель преступления заповедей и просветитель предсказано относительно Христа обетования. Во всех же, сущих но Христе, кроме сказано, и как Сыноположитель, или усыновления производитель. А как премудрости Податель, ни в ком из сказанных лиц не есть Он просто или безусловно, но только в тех, кои, разумея дело, соделали себя достойными Его Божеского вселения своею богоподобною жизнью. Ибо всякий, не творящий Божиих волений, пусть он и верный, неразумное имеет сердце, как детелище злых помыслов, и тело, грехам повинное <в грехах повинное>, как всегда полное нечистыми страстными похотями.


Максим Исповедник  

Сошествие Святого Духа на апостолов – первый вздох человечества Божественным Духом
Сошествие Святого Духа есть первый вздох человечества Божественным Духом. Припомните пророчества Иезекииля о поле, полном костей человеческих (Иез. 37, 1–14). Помните, как по слову его соединялись кости с костями, как они покрывались потом жилами, плотью и кожей,– но духа еще не было в них. И сказано было Иезекиилю: «изреки пророчество духу». И он изрек пророчество,– «и вошел в них дух, и они ожили» (Иез. 37, 9). Это поле костей есть образ падшего человечества, которое, в удалении от Бога, не имело в себе жизни и не имело духа, как говорит апостол. Но Господь не оставлял его и готовил к оживлению разнообразными промыслительными действиями. Ко времени явления Христа Спасителя оно, можно сказать, совсем было готово принять новую жизнь, походило на труп цельный, в котором кости соединены с костями и покрыты жилами, плотью и кожей, только духа не было в нем. В Евангелии говорится ясно, что время оживления его уже настало; оставалось немногое: не Было Духа Святого,– отчего? – ибо Иисус не был прославлен. Но вот Господь воскрес, вознесся на небеса во славе; Божественный Дух сошел, и человечество ожило, вдохнув Его. Апостолы, или вся собравшаяся в Сионской горнице Церковь, были только устами, которыми приняло человечество этот первый вздох Духа Принятый в дыхании воздух обыкновенно проходит в легкие, из большого канала во все более мелкие, пока дойдет до последних пределов. Таким образом, приемники живительного воздуха – легкие, а способ сообщения его живительности есть само дыхание, вдох и выдох. Так и по отношению к Духу Святому: дохнув однажды Божественным Духом, род человеческий дышит Им с тех пор непрестанно. Легкие, в которых это совершается, есть святая Церковь; каналы в легких – это Божественные таинства ее и другие освятительные действия; колебание груди – это годовое движение всех священнодействий Церкви, например, Великий пост со всем чином своим, потом пятидесятидневные празднества, потом опять пост, и опять светлые дни, и так далее, точь-в-точь – колебание груди. Так дышит Христова Церковь, или все и повсюду верующие христиане. А так как христианство – в человечестве, то все человечество и дышит в нем, хоть и не все причастно животворным действиям этого Божественного дыхания.Причина этому та, что в одной части человечества повреждена: органы дыхания, другая часть не подвергает себя влиянию этого благотворного дыхания. Ибо как для того, чтобы человек имел полное дыхание, необходимо, чтобы каналы его легких не были повреждены и засорены, так и для того, чтобы Божественный Дух оказывал Свое полное действие, необходимо, чтобы органы, Им Самим учрежденные для сообщения Себя, были целы, то есть чтобы все Божественные таинства и священнодействия сохранялись в том виде, как они установлены святыми апостолами, по внушению Духа Божия. Где учреждения эти повреждены, там дыхание Божественным Духом не полно и, следовательно, не имеет полного действия....Однако не будем обольщать себя тем, что мы обладаем здоровыми орудиями дыхания Божественным Духом, то есть истинными священными таинствами и настоящим устроением Церкви. Без дыхания Божественным Духом нет жизни. Церковь дышит этим Духом; и все мы должны дышать Им. Уста, которыми приемлется Божественный Дух, или отверзается сердце для принятия Его, есть живая вера. Соприкосновение с Ним есть участие в таинствах и священнодействиях по уставу святой Церкви; усвоение Его есть действия по Его внушению, выражаемому в требованиях совести и в заповедях евангельских. Кто живет так, тот дышит Духом и оживляется Им. Верное же свидетельство одуховления есть молитва, которую справедливо называют дыханием Духа. Кто хорошо, собранно и тепло молится в церкви и дома, тот дышит Духом.


Феофан Затворник