Сошествие Святого Духа на апостолов – первый вздох человечества Божественным Духом
Сошествие Святого Духа есть первый вздох человечества Божественным Духом. Припомните пророчества Иезекииля о поле, полном костей человеческих (Иез. 37, 1–14). Помните, как по слову его соединялись кости с костями, как они покрывались потом жилами, плотью и кожей,– но духа еще не было в них. И сказано было Иезекиилю: «изреки пророчество духу». И он изрек пророчество,– «и вошел в них дух, и они ожили» (Иез. 37, 9). Это поле костей есть образ падшего человечества, которое, в удалении от Бога, не имело в себе жизни и не имело духа, как говорит апостол. Но Господь не оставлял его и готовил к оживлению разнообразными промыслительными действиями. Ко времени явления Христа Спасителя оно, можно сказать, совсем было готово принять новую жизнь, походило на труп цельный, в котором кости соединены с костями и покрыты жилами, плотью и кожей, только духа не было в нем. В Евангелии говорится ясно, что время оживления его уже настало; оставалось немногое: не Было Духа Святого,– отчего? – ибо Иисус не был прославлен. Но вот Господь воскрес, вознесся на небеса во славе; Божественный Дух сошел, и человечество ожило, вдохнув Его. Апостолы, или вся собравшаяся в Сионской горнице Церковь, были только устами, которыми приняло человечество этот первый вздох Духа Принятый в дыхании воздух обыкновенно проходит в легкие, из большого канала во все более мелкие, пока дойдет до последних пределов. Таким образом, приемники живительного воздуха – легкие, а способ сообщения его живительности есть само дыхание, вдох и выдох. Так и по отношению к Духу Святому: дохнув однажды Божественным Духом, род человеческий дышит Им с тех пор непрестанно. Легкие, в которых это совершается, есть святая Церковь; каналы в легких – это Божественные таинства ее и другие освятительные действия; колебание груди – это годовое движение всех священнодействий Церкви, например, Великий пост со всем чином своим, потом пятидесятидневные празднества, потом опять пост, и опять светлые дни, и так далее, точь-в-точь – колебание груди. Так дышит Христова Церковь, или все и повсюду верующие христиане. А так как христианство – в человечестве, то все человечество и дышит в нем, хоть и не все причастно животворным действиям этого Божественного дыхания.Причина этому та, что в одной части человечества повреждена: органы дыхания, другая часть не подвергает себя влиянию этого благотворного дыхания. Ибо как для того, чтобы человек имел полное дыхание, необходимо, чтобы каналы его легких не были повреждены и засорены, так и для того, чтобы Божественный Дух оказывал Свое полное действие, необходимо, чтобы органы, Им Самим учрежденные для сообщения Себя, были целы, то есть чтобы все Божественные таинства и священнодействия сохранялись в том виде, как они установлены святыми апостолами, по внушению Духа Божия. Где учреждения эти повреждены, там дыхание Божественным Духом не полно и, следовательно, не имеет полного действия....Однако не будем обольщать себя тем, что мы обладаем здоровыми орудиями дыхания Божественным Духом, то есть истинными священными таинствами и настоящим устроением Церкви. Без дыхания Божественным Духом нет жизни. Церковь дышит этим Духом; и все мы должны дышать Им. Уста, которыми приемлется Божественный Дух, или отверзается сердце для принятия Его, есть живая вера. Соприкосновение с Ним есть участие в таинствах и священнодействиях по уставу святой Церкви; усвоение Его есть действия по Его внушению, выражаемому в требованиях совести и в заповедях евангельских. Кто живет так, тот дышит Духом и оживляется Им. Верное же свидетельство одуховления есть молитва, которую справедливо называют дыханием Духа. Кто хорошо, собранно и тепло молится в церкви и дома, тот дышит Духом.


Феофан Затворник  

Для тех, которыми обладают и страсти, и неверие, благодать Святого Духа неприступна и незрима. Но для тех, которые достойно покаются и начинают исполнять заповеди Христовы с верой, со страхом и трепетом, она открывается и бывает зримой. И сама эта благодать производит в них суд, несомненно такой, какой предстоит, или лучше сказать, она бывает для них днем Божественного суда. Кто всегда освещается этой благодатью, тот истинно видит себя самого, что он такое есть и в каком жалком состоянии находится – видит в тонкости все дела свои, которые совершал телом или только в душе. При этом он судится и Божественным огнем, вследствие чего, напояемый водою слез, орошается по всему телу, и мало-помалу крещается весь душою и телом, этим Божественным огнем и Духом, становится весь чистым, весь непорочным, сыном света и дня, и более не сыном человека смертного. Потому такой не будет судим на будущем Суде, так как уже был судим раньше; не будет обличаем этим светом, потому что освятился им здесь прежде; и не войдет в этот огонь, который жжет вечно, потому что вошел в него здесь прежде и был судим. Он и думать не будет, что только тогда явился день Господень, потому что давно уже стал днем светлым и сияющим от общения и беседы с Богом...


Симеон Новый Богослов  

«Сядете и вы на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израилевых» (Мф. 19, 28). Находим, что это исполнилось на земле, после того как Господь вознесся на Небо; потому что на двенадцать апостолов ниспослал Он Духа Утешителя и святую силу, и она, снизойдя, осенила их и воссела на престолах разумов их. Когда же видящие их стали говорить: «они напились сладкого вина» (Деян. 2, 13), Петр уже начал судить их, говоря: «Иисуса Назорея, Мужа, засвидетельствованного вам от Бога силами и чудесами и знамениями, которые Бог сотворил через Него среди вас... вы взяли и, пригвоздив руками беззаконных, убили» (Деян. 2, 22–23), и вот творит Он здесь чудеса, расторгает камни гробниц «и воскрешает мертвых. Ибо написано: «в последние дни, говорит Бог, излию от Духа Моего на всякую плоть, и будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши» (Деян. 2, 17). И таким образом многие были оглашены Петром и приступили к покаянию; почему, и настал новый мир, избранный Богом.Так открылось начало суда, так открылся новый мир; ибо здесь дана им власть воссесть и судить в этом мире. Правда, они будут восседать и творить суд в пришествие Господне, при воскресении мертвых; но это же совершается и здесь; потому что Дух Святой X) восседает на престолах разумов их. Да и венцы, какие приемлют христиане в будущем веке,– невещественные. Кто утверждает последнее, тот говорит худо. Напротив, в этом являет Себя преобразующийся Дух. Апостол Павел говорит о небесном Иерусалиме, что «он – матерь всем нам» (Гал. 4, 26), это и мы исповедуем. В одеяние же, какое носят на себе христиане. Сам Дух облекает во имя Отца и Сына и Святого Духа, вовеки.


Макарий Великий  

<О многообразии благодатных действий Святого Духа в мире>Обрати внимание на следующее: рождается Христос – Дух предвещает (Лк. 1, 35); крещается Христос – Дух свидетельствует (Ин. 1, 33–34); искушается Христос – Дух возводит Его (Мф. 4, 1); являет силы Христос – Дух сопутствует; возносится Христос – Дух преемствует: чего великого и возможного единому Богу не может совершать Дух? И из имен Божиих, какими не именуется Он, кроме нерожденности и рождения? Прихожу в трепет, когда представляю в уме и богатство наименований, и то, что противящиеся Духу не стыдятся и такого числа имен. Он именуется Дух Божий, Дух Христов (Рим. 8, 9), Ум Христов (1 Кор. 2, 16), Дух Господень (Ис. 61, 1), Сам Господь (2 Кор. 3, 17), Дух усыновления (Рим. 8, 15), Дух истины (Ин. 14, 17), Дух свободы (2 Кор. 3, 17), Дух премудрости, разума, совета, крепости, ведения, благочестия, страха Божия (Ис. 11, 2–3). Он есть Дух благий, правый (Пс. 142, 10), владычественный (Пс. 50, 14); Он есть перст Божий (Лк. 11, 20), огонь (Мф. 3, 11; Деян. 2, 3); как Бог <и думаю в значении единосущия> Он есть творящий (Иов. 33, 4), воссозидающий в Крещении (Тит. 3, 5) и Воскресении (Рим. 8, 11), Дух, Который все ведает (1 Кор. 2, 11), всему учит (Ин. 14, 26), дышит, где хочет и сколько хочет (Ин. 3, 8), Дух наставляющий (Ин. 16, 13), прогневляемый (Ис. 63, 10), податель откровений (1 Кор. 2, 10), просвещающий (Евр. 6, 4), оживляющий (Рим. 8, 11), лучше сказать, Он самый Свет и Жизнь. Он разделяется в огненных языках и разделяет дарования (Деян. 2, 3–4); творит апостолов, пророков, благовестников, пастырей, учителей (Еф. 4, 11).


Григорий Богослов  

Когда Господь послал апостолов на проповедь, Он заповедал им не думать, что отвечать мучителям. Потому что Дух Святой будет говорить за них. Тот же Дух Святой действует и теперь в Священном Писании и священных книгах, в частности в житиях святых, оттого это чтение так и действует на душу, что оно животворится Духом Святым. В нем слово жизни, а в сочинениях неверов – слово смерти. Оттого неграмотные рыбаки покорили всю вселенную, что ученые неверы не могли противостоять Святому Духу.
Известен такой факт. Грозный завоеватель Аттила с огромными полчищами, опустошая все на пути, двинулся и подступил к самому Риму (Рим чувствовал, что не может противостоять Аттиле), он возбуждал желание Аттилы взять его с несметными сокровищами и громкой славой. Римляне стали умолять папу Льва, признанного Церковью святым, идти к Аттиле и убедить его отступить из города. Папа Лев пошел и начал его убеждать. Аттила молча слушал, и мысль его колебалась.
Сподвижники Аттилы советовали ему не слушать уговоров, и он хотел было идти на город, но папа снова стал убеждать, и Аттила решительно воскликнул:
– Назад. – Теперь, когда Рим с его несметными сокровищами в виду всех. – Назад! – решительно повторил Аттила, и миллионное войско тронулось обратно.
Позднее воины спрашивали Аттилу, почему он послушал какого-то старика.
– Потому что я не мог противиться неотразимой силе его слов.
Так Святой Дух говорил через папу, и человек не мог устоять. Подобное нечто было с нашим великим полувером, поэтом Пушкиным. Он был в полной славе, вызывал восторг не только в России, но и за границей, и, кажется, по музыкальности стиха не было ему равного. Но стихи эти были о земном, как сам он говорит: «Лире я моей вверял изнеженные звуки безумства, лени и страстей». Но на него имели большое влияние речи митрополита Филарета, заставляя его вдумываться в свою жизнь и раскаиваться в пустом времяпрепровождении.
Однажды митрополит Филарет служил в Успенском соборе. Пушкин зашел туда и, скрестив по обычаю руки, простоял всю длинную проповедь как вкопанный, боясь проронить малейшее слово. После обедни возвращается домой.
– Где ты был так долго? – спрашивает его жена.
– В Успенском.
– Кого там видел?
– Ах, оставь, – отвечал он и, положив свою могучую голову на руки, зарыдал.
– Что с тобой? – встревожилась жена.
– Ничего, дай мне скорее бумаги и чернил.
И вот под влиянием проповеди митрополита Филарета Пушкин написал свое дивное стихотворение, за которое много, верно, простил ему Господь, «В часы забав», особенно замечательно последнее четверостишие: «…и внемлет арфе Серафима в священном ужасе поэт».
Пушкин, конечно, никогда не слыхал пения Серафимов, но, очевидно, подразумевал под ним нечто великое, что сравнил с проповедью митрополита Филарета. Мы благодарны Пушкину за то, что он оставил нам такой памятник о митрополите Филарете.
Итак, детки мои духовные, читайте Священное Писание и творения святых отцов, потому что через них говорит Сам Святой Дух, и не будем читать произведения таких учителей, которые стремятся отторгнуть нас от Христа. Да спасет всех нас от этого Господь. Будем следовать учению только Христа – и спасемся.
У Хомякова есть прекрасное стихотворение, в котором он сравнивает ясный небесный свод с учением небесных рыбарей.


Варсонофий Оптинский (Плиханков)