Дом Божий – «Церковь Бога живаго, столп и утверждение истины» (1 Тим. 3, 15). Следовательно, нам нечего озираться по сторонам, чтобы высмотреть, нет ли где истины. Она – рядом. Будь в Церкви, содержи все, что она содержит,– и будешь в истине, будешь обладать истиной и жить по ней и в ней, и вследствие того будешь преисполнен истинной жизнью. Вне Православной Церкви нет истины. Она одна есть верная хранительница всего заповеданного Господом через святых апостолов и потому есть настоящая Апостольская Церковь. Иные потеряли Апостольскую Церковь и как, по христианскому сознанию, носят убеждение, что только Апостольская Церковь может верно хранить и указывать истину, вздумали сами построить такую церковь, и построили, и придали ей такое имя. Имя придали, а существа сообщить не могли. Ибо Апостольская Церковь создана по благоволению Отца Господом Спасителем благодатью Святого Духа через апостолов. Людям такой уже не создать. Мнящие, что создали такую, подобны детям, играющим в куклы. Если нет на земле истинной Апостольской Церкви, нечего и тратить силы на создание ее. Но благодарение Господу, Он не попустил вратам ада одолеть Святую Апостольскую Церковь. Она есть и пребудет, по обетованию Его, до скончания века. И это есть наша Православная Церковь. Слава Богу!


Феофан Затворник  

Нужно к службам входить до звона, чтобы звон заставал вас уже в храме. Почему так? Потому, что в это время Матерь Божия входит в храм. Это я читал где-то прежде. А потом читал про киевского отца Паисия… Это был подвижник – монах юродствовавший. Однажды он пришел к вечерне; отзвонили. В храме нет никого. Пономарь, справив все, вышел из храма. Остался он один. Вдруг он слышит шелест, как будто кто идет. Он посмотрел и видит высокого роста величественную Жену в сопровождении святого апостола Петра и еще кого-то. Она оглянула храм и произнесла такие слова: «К вечеру отзвонили, а монахов нет». Затем обратилась к отцу Паисию, благословила его, осенив широко крестным знамением, и пошла из храма, подымаясь в то же время от земли. Отец Паисий вышел за Ней из храма… Она поднималась все выше и выше, пока не исчезла совсем из глаз.


Варсонофий Оптинский (Плиханков)  

А если бы по какому-нибудь случаю, паче же по смотрению Божию, начались разговоры о Церкви, особенно же о предложении каких-либо перемен в ней или нововведений, тогда должно говорить истину, по соображению, как требует того Истина, которой именует Себя Сын Божий, Господь наш Иисус Христос, глаголя в Евангелии: Я есмь путь и истина и жизнь (Ин. 14, 6). Держась этой истины, можете сказать не обинуясь: судьбы Церкви земной воинствующей и небесной торжествующей объявлены в Откровении Иоанна Богослова… Что Дух Святой через истинных рабов Своих и служителей, угодников Божиих, постановил и узаконил в Церкви, то изменять людям обыкновенным невозможно и страшно, потому что страшно впасть в руки Бога жива. Ежедневно в церкви повторяются богодухновенные слова псалмопевца: не уклони сердце мое в словеса лукавствия непщевати вины о гресех (Пс. 140, 4). Если грешны мы и немощны, то должно себя за таких и признавать, а не искать извинения и самооправдания в каких-либо недозволенных послаблениях. Господь в Откровении Иоанна Богослова, во 2 главе говорит к семи Асийским Церквам, обличает прямо и строго, что Он ненавидит и не терпит в Церкви дел николаитских, то есть каких-либо благовидных послаблений, носящих печать язычества. Впрочем, об этом великом и важном предмете должно быть осторожным и умерять свои убеждения опасением, как бы в чем-нибудь и нам не согрешить, особенно неуместным обвинением других. В 5 главе Откровения сказано: И видел я в деснице у Сидящего на престоле книгу, написанную внутри и отвне, запечатанную семью печатями. И никто не мог, ни на небе, ни на земле, ни под землею, раскрыть сию книгу, ни посмотреть в нее (Откр. 5, 1, 3), кроме Сына Божия, Агнца, за мир закланного. Что это за книга, которой никто не только из земных, но и из небесных жителей ни читать, ни зреть не мог и не может? Толкователь Откровения святой Андрей Кессарийский говорит, что это книга сокровенных судеб Божиих, которые непостижимы, и потому никто, особенно из земных жителей, да не дерзает нерассудно проникать в оные. Такое дерзновение святой Иоанн Лествичник относит к возношению. А должно довольствоваться писанным совне этой таинственной книги, сколько открыто в Священном Писании и в писаниях богодухновенных мужей, преимущественно тем, что только необходимо для нашего спасения.
Доказательств ваших о Вселенской Церкви, кажется, не поймут и не примут, тем более что в откровении к семи Асийским Церквам ни одна из них за другую не упрекается, а упрекается каждая за собственные недостатки. Действительно, хорошо и полезно вселенское единение Церкви, но это возможно только при внешних условиях, не говоря уже о духовном согласии и единомыслии.


Амвросий Оптинский (Гренков)  

Что это значит: православные христиане не просят молиться за себя и за своих покойников римских католиков и протестантов; а эти последние, наоборот, нередко просят православных служить панихиды по своим родным, и пр.? Что тут за причина?
Явно, что причина эта есть бедность внутреннего духовного содержания западных неправоверных христианских Церквей. Душа римского католика или протестанта, жаждущая спасения, не может в своей церкви обрести удовлетворение своим высших духовным потребностям, а потому и обращается к Православной Церкви, которой одной присущи все божественные силы, все потребное для жизни и благочестия (2Пет. 1, 3). И это подтверждается самым делом. Нередко неправоверы, искренно присоединившиеся к Православной Церкви, вскоре по присоединении и по Причащении Божественных Таин Тела и Крови Христовых ощущали в душах своих неизъяснимые духовные утешения, о которых они прежде, до присоединения к Православной Церкви, и понятия не имели. И то еще может служить доказательством несостоятельности Западных Церквей, что защитники их всегда отстаивают свои неправые умствования с азартом и озлоблением против нашей Святой Православной Церкви. А сказано в Священном Писании о Боге: В мире место Его (Пс. 75, 3). Значит, где мир и любовь, там только и Бог, а где немирствие и озлобление, там не может быть благодати Божией, и не благоволит Господь к озлобленным сердцам.


Иосиф Оптинский (Литовкин)