Тщеславие не только с плотской стороны, как прочие пороки, но и с духовной искушает монаха, прикасаясь к уму самым тонким злом, так что которые не могли обольститься плотскими пороками, тем сильнее уязвляются тщеславием по поводу духовных успехов, и столько оно гибельнее при борении, сколько скрытнее, чтобы предостеречься от него. Нападение других страстей бывает более явно, открыто, и в каждом из них искуситель, ниспроверженный строгим прекословием, сделавшись слабее, отходит, и потом поверженный противник слабее будет искушать своего победителя. А тщеславие, когда будет искушать душу с плотской стороны, например, красивыми одеждами или другими внешними вещами, принадлежностями, преимуществами, и щитом пререкания будет прогнана, то опять, как разнообразное зло, переменив прежний образ и личину, под видом добродетелей старается пронзить и зарезать победителя.


Иоанн Кассиан Римлянин