Вы желали бы знать, чего ради попущено быть столь тяжкому искушению, но я вам уже писал, что судьбы Божии и Ангелам Его неизвестны, тем более нам, человекам грешным: то есть за грехи ли соделанные искушение это случилось или в предохранение от грехов будущих, или как золото, так искусил вас Бог, да соделает вас достойным Себя. Вы знаете, кажется, историю праведного и многострадального Иова, который в кратком часе времени сколько претерпел ужасных пыток не за грехи и за все это благословлял Бога, и, успокаивая себя, говорил: «Если благое от руки Господней приняли, то злое не потерпим ли?» (Иов 2:10). А как праведник этот, в чем сам много искушен был, то получил от Господа Бога великую благодать и искушаемым помогать, то потому и советую вам обратиться к нему с усердным молением и смиренно просить его молитвенного ходатайства перед Богом об избавлении вас от искушений и бед, и надеюсь, что ради его святых и всесильных молитв обрадует вас Господь милостью Своею.


Антоний Оптинский (Путилов)  

Где бы ты ни жила, нигде нельзя прожить без искушений или через бесов, или через людей, или от собственных привычек, или от неукрощенного еще самолюбия. Не без причины сказано во Святом Евангелии: «Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его» (Мф. 11:12), и еще: «Терпением вашим спасайте души ваши» (Лк. 21:19), и «претерпевший до конца спасется»
(Мф. 10:22).
А знаю, что в N. есть тебе что потерпеть... Будь благоразумна и старайся понести резкие и неуместные выходки – и получишь пользу душевную и духовную. В таких случаях поминай: «Человек неискушен – неискусен», и еще: «Он испытал их как золото в горниле и принял их как жертву всесовершенную» (Прем. 3:6). Бесовские же искушения проявляются в разных смущениях и недоумениях, но все должно побеждать верой, и упованием, и благой надеждой.


Амвросий Оптинский (Гренков)  

Я ежедневно толкую с людьми разного сорта, и пола, и звания, и состояния и не помню, чтобы я кого-либо видел без недоумения и недоразумения, потому что всех враг искушает и не хочет никого оставить в покое. Преподобный Макарий Египетский пишет, что Господь попускает лукавому врагу искушать христиан, чтобы не предавались нерадению, а старались жить внимательно и осторожно. Во-вторых, чтобы через искушения смирялись и не высокоумствовали, чему без борения и искушения вражеского люди легко подвергаются. В-третьих, люди через искушения делаются более опытными и искусными и более твердыми. А прежде всего, попускает Господь искушения, чтобы отделить боголюбивых от миролюбивых, сластолюбивых от воздержных и целомудренных, смиренномудренных от горделивых и самолюбивых, как сказано в Евангелии: «Не мир пришел Я принести на землю, но меч» (Мф. 10:34).


Амвросий Оптинский (Гренков)  

Думаю, что когда Господь и Бог наш научал учеников Своих, как должно молиться, то словами: не введи нас во искушение (Мф. 6:13) внушал отмаливаться от  искушений, в области произволения устрояющихся, т. е. от возбуждений похоти, колеблющих добрые расположения и намерения; а великий Иаков, братом Господа именуемый, научая подвизающихся за истину не поражаться находящими искушениями, имел в виду искушения непроизвольные, говоря: с великою радостью принимайте, братия мои, когда впадаете в различные искушения, (Иак. 1:2), т. е. непроизвольные, помимо воли нашей находящие, и причиняющие скорби и тяготы. Это ясно показывают следующие за тем и другим изречением слова, ибо там Господь присовокупляет: но избави нас от лукавого, а здесь великий Иаков наводит: зная, что испытание вашей веры производит терпение; терпение же должно иметь совершенное действие, чтобы вы были совершенны во всей полноте, без всякого недостатка.(Иак. 1: 3—4).


Максим Исповедник  

Наслание искушений бывает соответственно обдержащей нас болезни страстей... и, судя по ним, горькая чаша судеб Божиих растворяется для нас или лютее, или милосерднее. Когда залегшая внутрь нас материя греховная, от помыслов сластолюбивых или животолюбивых произшедши, удобоизлечима и легко поддается врачевствам, тогда Врачом душ наших подается чаша искушений, растворенная милосердием, потому что в таком случае мы истязуемся за человеческие немоши, как страждущие нечто человеческое. Когда же она, как от помыслов надмения и крайней гордости происшедшая, неудобоизлечима, глубоко залегла внутри и производит смертоносное расстройство, тогда чаша сия подается нерастворенною, в лютости гнева: дабы болезнь, будучи ослаблена и истончена огнем непрерывно одних за другими следующих искушений, отошла наконец от душ наших, под действием порожденного ими смирения, после того как мы горькие помыслы гордыни потопим в слезах и Врачу душ наших чистыми покажемся во свете смирения.


Никита Стифат