Таково начало искушения, с чего берут начало страсти... Представилось, например, глазам зрелище, которое может возобновить в нас желание. Этим-то враг и изведывает в тебе силы, крепки ли они и готовы ли к отбою, или слабы и готовы сдаться. Ибо если не принял ты на себя болезненной наружности и силы разумения не растерялись у тебя при том, что увидел, но бесстрастно перенес ты встречу, то немедленно приводишь в ужас шпиона, как бы показав ему какую копьями вооруженную дружину воинов, имею в виду ополчение помыслов. Если же во время зрения чувство разнежилось от удовольствия, и подобие видимого образа, посредством глаз, вторглось внутрь сердца, то внутренний военачальник — ум, как не имеющий никакого мужества, или никакой отваги, но сластолюбивый и изнеженный, подвергается тогда нападению, и вокруг шпиона собирается множество предателей из толпы помыслов. А это те предатели, о которых Господь говорит: «враги человеку домашние его» (Мф. 10:36), которые от сердца исходят и сквернят человека, и имена которых ясно можно узнать из Евангелия. После этого нетрудно тебе будет понять по порядку подробности этого неприятельского распоряжения, невидимо уготовляющего засады, в которые попадают идущие путем жизни неосмотрительно .


Григорий Нисский  

Искусительные прискорбности необходимы для плодоносия духовного. Кто не перетерпит доблестно тяжелого бремени встреченных искушений, тот не принесет плода, достойного небесных хранилищ и сокровищниц. Всякий ревнитель совершенства достигает его через подъятие произвольных и непроизвольных трудов и лишений, из которых одни извне находят, другие у себя дома устрояются. Но одни свои произвольные не так благотворны, как находящие извне не по нашей воле. И любовь к Богу наиболее испытывается прискорбностью искушений непроизвольных. Произвольные лишения приготовляют душу к перенесению непроизвольных, ибо, привыкши при первых ни во что ставить приятности житейские и славу, она легко уже переносит и последние. Нищий же духом, по самому духу этой нищеты, не только не смущается находящими скорбями, но считает себя повинным еще большим, как нуждающийся в сильнейших врачевствах покаяния. Почему живет, день и ночь ожидая всякой скорби, и принимает всякое искушение как необходимую ему принадлежность, и радуется, когда подпадает им, как вступивший в очистилище души своей, делая то предметом сокрушеннейшей и действеннейшей молитвы, как источник и охрану благонастроения душевного, вследствие чего не только не злопамятствует на ввергших его в искушение, но и благодарность им изъявляет, и молится о них как о благодетелях. За это и сам он не только прощение получает содеянных грехов, по обетованию Спасителя, но сподобляется и благословения Божеского и Царствия Небесного, ублажен будучи от Господа, ради долготерпения своего до конца в духе смирения.


Григорий Палама  

Как воск, не разогретый и не размягченный, не может принять налагаемой на него печати, так и душа, не искушенная трудами и немощами, не может принять на себя печати добродетели Божией. Когда диавол оставил Господа, тогда «Ангелы приступили и служили Ему» (Мф. 4:11). Так, если во время искушений несколько отходят от нас Ангелы Божии, то недалеко и скоро приступают и служат нам Божественными помышлениями, умилением, услаждением, терпением. Душа, потрудившись, приобретает и прочие совершенства. Почему святой пророк Исайя говорит: «А надеющиеся на Господа обновятся в силе: поднимут крылья, как орлы, потекут - и не устанут, пойдут - и не утомятся» (Ис. 40:31).
Так терпел и кротчайший Давид, ибо, когда Семей оскорблял его и метал на него камни, говоря: «уходи, уходи... беззаконник!», он не сердился, а когда Авесса, вознегодовав на это, сказал ему: «Зачем злословит этот мертвый пес господина моего царя?», он запретил ему, говоря: «[Оставьте его,] пусть он злословит..., ибо «может быть, Господь призрит... и воздаст мне Господь благостью» (2 Цар.16,7,9–10,12). Почему после и воспел: «Твердо уповал я на Господа, и Он приклонился ко мне и услышал вопль мой» (Пс. 39:2).
«Глиняные сосуды испытываются в печи, а испытание человека - в разговоре его» (Сир. 27:5). Но «Горе вам, потерявшим терпение! что будете вы делать, когда Господь посетит?» (Сир.2,14).


Серафим Саровский  

Как чадолюбивый отец, когда видит, что сын его живет беспорядочно, наказывает его, а когда увидит, что он малодушен и наказание сносит с трудом, тогда утешает, – так поступает с нами и благой Господь и Отец наш, употребляя все для нашей пользы, как утешения, так и наказания, по Своему человеколюбию. И потому мы, находясь в скорбях, как дети благопокорливые, должны благодарить Бога. Ибо если станем благодарить Его только в благополучии, то подобны будем неблагодарным иудеям, которые, насытившись чудной трапезой в пустыне, говорили, что Христос воистину есть Пророк, хотели взять его и сделать царем; а когда Он сказал им: «Старайтесь не о пище тленной, но о пище, пребывающей в жизнь вечную» (Ин. 6:27), тогда говорили Ему: «Какое же Ты дашь знамение? Отцы наши ели манну в пустыне» (Ин. 6:30-31). Прямо на таких падает слово: «Прославляют тебя, что ты удовлетворяешь себе... но он... никогда не увидят света» (см. Пс. 48:19-20).
Потому Апостол Иаков учит нас: «С великою радостью принимайте, братия мои, когда впадаете в различные искушения, зная, что испытание вашей веры производит терпение; терпение же должно иметь совершенное действие» (Иак. 1:2-4) и прибавляет: «Блажен человек, который переносит искушение, потому что, быв испытан, он получит венец жизни» (Иак. 1:12).


Серафим Саровский  

Надобно быть по приличию и потребности иногда младенцем, а иногда львом, особенно тем последним тогда, когда против нас восстают страсти или лукавые духи; потому что «наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей мироправителей тьмы века сего, духовом злобы поднебесной» (Еф. 6:12).

Мы всегда должны быть внимательны к нападениям диавола, ибо можем ли надеяться, что он оставит нас без искушения, когда не оставил Самого Подвигоположника нашего и Начальника веры и Совершителя Господа Иисуса Христа? Сам Господь Апостолу Петру сказал: «Симон! Симон! се сатана просил, чтобы сеять вас как пшеницу» (Лк. 22:31).

Итак, мы должны всегда во смирении призывать Господа и молить, да не попустит нам искушение выше силы нашей, но да избавит нас «от лукаваго» (Мф. 6:13).


Серафим Саровский  

Недоумеваешь, отчего произошло с тобой такое страшное искушение? Писание говорит: «Если принял заповедь, жди от нее искушения» (Сир. 2:1), – и святые отцы пишут, что добрым делам предшествует или последует искушение, даже и в молитве это бывает: «Когда помолишься как нужно, ожидай того, что не нужно». А эта хула случилась с тобой оттого, что ты больно приняла к сердцу: он не только что на старца хулит, но и на Святую Троицу и на все Таинства хулит, тем только и освобождаются от этих его козней, что не внимают им. А главное, что было причиной твоего искушения, – это зависть бесовская, чтобы отбить от старческого пути, который тяжелее ему всех добродетелей. – Не смущайся этим искушением, оно все пройдет. Бог да простит и разрешит тебя во всех мысленных твоих искушениях.


Иларион Оптинский (Пономарёв)  

Сколько возможно, сопротивляйся искушению вражескому, которого, кажется, ты и не признаешь, и все приписываешь одной внешней обстановке… Если враг сильно искушал Антониев Великих и Филимонов Великоподвижников и искушал так, что новоначальным и неудобно было слышать об этом, как же тебя одну он будто бы оставляет без всякого искушения? В Евангелии читаем, как Господь говорил апостолу Петру, что «сатана просил, чтобы сеял вас, как пшеницу» (Лк. 22:31). А когда пшеницу просевают в решете, то бросают из края в край или вертят кругом, так что пшеница сама уже кружится в решете несколько времени. Если бы врагу допущено было искушать всех по его желанию, то он всех бы перекружил. Но премудрый и всеблагой Господь попущает врагу искушать каждого только по мере сил, а не выше сил. Врагу же удобно искушать тебя, во-первых, потому, что ты не хочешь признавать его искушения, а во-вторых, находит он удобство и в твоем взгляде на вещи.


Амвросий Оптинский (Гренков)  

Скорби иноков последнего времени утончены. При поверхностном взгляде на них нельзя признать их скорбями. Но это – злохитрость врага нашего диавола. Искушения явные, грубые и жестокие возбуждают в христианине пламенную ревность и мужество к перенесению их. Враг заменил грубые искушения слабыми, но утонченными и действующими очень сильно. Они не вызывают из сердца ревности, не возбуждают его к подвигу, но держат его в каком-то нерешенном положении, а ум – в недоумении. Они томят, постепенно истощая душевные силы человека, ввергают его в уныние, в бездействие и губят, соделывая жилищем страстей по причине расслабления, бездействия, уныния. Это выражается тем, что иноки последних времен ожидают чего-то лучшего, говоря: «Вот тогда и будем поститься и молиться, когда будут подходящие условия для этого». Но Господь обещал искренно покаявшемуся простить его грехи, а о том, что мы доживем до завтрашнего дня, нам не обещано. Поэтому мы должны при всяких условиях, благоприятных и неблагоприятных, стараться жить по заповедям Божиим, исполнять обеты монашеские и всегда помнить слова: «Вот, теперь время благоприятное, вот, теперь день спасения» (2 Кор. 6:2).


Никон Оптинский (Беляев)