<Лукавый>, не имея возможности явно убедить тебя презирать крещение, вредит тебе вымышленною осторожностью, чтобы тебе, чего ты страшился, когда сам не замечаешь, потерпеть то от страха, и поскольку ты опасался растлить дар, через сие самое опасение лишиться дара... и никогда не оставит своего двоедушия, доколе видит, что мы поспешаем к небу, откуда он ниспал...
Доколе ты оглашенный, дотоле стоишь в преддверии благочестия; а тебе должно взойти внутрь, пройти двор, видеть Святая, приникнуть взором во Святая Святых, быть с Троицею. Велико то, за что у тебя брань, великое потребно тебе и ограждение. Противопоставь щит веры: враг боится, когда вступаешь в сражение с оружием. Для того желает видеть тебя обнаженным от благодати, чтобы удобнее было победить безоружного и ничем не охраняемого.


Григорий Богослов  

В плотском рождении мы облекаемся в ветхого Адама, в духовном облекаемся в нового – Христа (1 Кор. 15:49); по Писанию: «во Христа крестившиеся, во Христа облеклись» (Гал. 3:27). В плотском рождении рождаемся в грехах, как говорит пророк: «я в беззаконии зачат, и во грехе родила меня мать моя» (Пс. 50:7), в духовном – омываемся, очищаемся, освящаемся и оправдываемся от скверн греховных и делаемся праведными благодатью Христовой. В плотском рождаемся детьми тьмы, во области сатанинской, в духовном рождаемся чадами света и от тьмы приводимся в чудный Божественный свет, и от области сатанинской – в Царство Христа, Сына Божия (1 Пет. 2:9; Деян. 26:18; Еф. 5:8). В плотском рождаемся «по природе чадами гнева» (Еф. 2:3), в духовном – чадами благодати, чадами благословения Божия. В плотском рождаемся к временной жизни, в духовном – к Жизни Вечной (1 Тим. 6:12).


Тихон Задонский  

Почему очищение совершается водою? И для какой потребности принимаются три погружения? Чему и отцы научили, что и наш ум согласно с ними принимает, есть следующее. Мы признаем четыре стихии, из которых слагается мир, они известны всем – огонь, воздух, земля и вода. Итак, Бог и Спаситель наш, совершая о нас Домостроительство, снисшел на четвертую из этих стихий, под землю, чтобы отсюда воссиять жизнь. Мы же, принимая крещение, по подражанию Господу и Учителю и Вождю нашему, хотя в землю не погребаемся, ибо она бывает покровом совершенно умершего тела, сокрывая немощь и тление нашего естества, но нисходя в сродную с землею стихию — воду, скрываемся в ней, как Спаситель в земле. Делая же это трижды, отображаем на себе тридневную благодать Воскресения и делаем это, не в молчании принимая таинство, но с произнесением над нами имен трех Святых Ипостасей, в Которые мы уверовали, на Которые и уповаем, от Которых происходит и настоящее наше бытие, и будущее существование. Может быть, ты, дерзновенно ратующий против славы Духа, недоволен этим, и завидуешь чести Утешителя, которою чтут Его благочестивые? Перестань же препираться со мною и противоречь, если можешь, словам Господа, которыми законоположено для людей призывание при крещении. Что же говорится в повелении Владыки? Крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа (Мф. 28:19). Почему во имя Отца? Потому что Он — Начало всего. Почему во имя Сына? Потому что Он — Зиждитель твари. Почему во имя Духа Святаго? Потому что Он — совершительная Сила всего. Итак, преклонимся Отцу, дабы освятиться, преклонимся и Сыну, да будет то же самое, преклонимся и Святому Духу, да будем тем, чем Он есть и именуется, т. е. святыми. Нет различия в освящении, как будто бы Отец освящает более, Сын же менее, и Святый Дух менее их обоих. Итак, для чего же ты раздробляешь три Ипостаси на различные естества и делаешь трех богов, не подобных друг другу, когда от всех Их принимаешь одну и ту же благодать?


Григорий Нисский  

Крещение есть очищение грехов, прощение прегрешений, причина обновления и возрождения; возрождение же разумей мыслию созерцаемое, очами не видимое. Ибо подлинно мы не изменим старца в отрока, по слову еврея Никодима и его грубому разумению, и не превратим покрытого морщинами и убеленного сединами в нежное и новорожденное дитя, и невозвратим человека опять в утробу матери; но запятнанного грехами и состарившегося в злых навыках царскою благодатию возвратим к невинности младенца. Потому что как новорожденное дитя свободно от вины и наказаний, так и чадо возрождения, по дару Царя получив отпущение наказания, не подлежит ни за что ответственности. Но такое благодеяние дарует не вода, ибо она была бы тогда совершеннее всего сотворенного, но повеление Божие и наитие Духа, таинственно нисходящего для нашего освобождения; вода же служит для указания очищения. Поскольку тело, оскверненное грязью и нечистотою, мы обыкновенно делаем чистым, омывая его водою, то потому мы ее же употребляем в таинственном действии, чувственным предметом обозначая не телесную чистоту. А лучше, если угодно, остановимся на более тонком исследовании вопроса о бане крещения, начав как бы с некоторого источника, с заповеди Писания: «Если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие» (Ин. 3:5). Для чего два предмета, а не один Дух почитается достаточным для полного совершения крещения? Человек не прост, а сложен, как точно знаем; потому существу двойственному и сопряженному из двух частей уделены для исцеления его сродные и подобные врачевства; видимому телу — чувственная вода, а невидимой душе — Дух незримый, призываемый верою, неизреченно приходящий. «Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит: так бывает со всяким, рожденным от Духа» (Ин. 3:8); Он благословляет тело крещаемое и воду омывающую. Потому не пренебрегай божественною банею и не почитай ее малоценною, как нечто обыкновенное, по причине употребления воды, ибо Действующий велик и от Него совершается чудное.


Григорий Нисский  

Что спасительное возрождение принимается для обновления и изменения естества нашего, явно это всякому, но человечество само по себе от крещения не принимает изменения, ни рассудок, ни разу, ни познавательная способность, ни другое что, собственно служащее отличительною чертою естества человеческого, не приходит в претворение, ибо претворение было бы к худшему, если бы изменилось какое-либо из этих отличительных свойств естества. С изглаждением дурных признаков в естестве нашем происходит переход в лучшее. Если, по слову пророка Исайи, «измывшись в этой таинственной бане, стали мы чисты произволениями, смыв лукавства от душ» (Ис. 1, 16), то сделались лучшими и претворились в лучшее. Если же баня послужила телу, а душа не свергла с себя страстных нечистот, для таких вода остается водой, потому что в рождаемом нисколько не оказывается дара Святого Духа.


Григорий Нисский