Пишешь о своей болезни. Господь глубиной мудрости своей, человеколюбно все строя, и всем полезное подает, как и тебе; быть может, Господь созидает спасение посредством этой болезни, а при болезни и скорбь необходима, вот и выходит то, что у тебя жизнь теперь не напрасна.

Какие мы подвижники, где у нас духовные подвиги, как то: молитва всенощная, пост... Посмотришь на себя, заглянешь и в себя – ничего доброго не сыщешь ни в одном уголке, так что для всяких гадов: страстей, самолюбия, тщеславия, самомнения – места много в нашем сердце, и Сладчайшему Иисусу негде главы поклонить. И вот Он, Милостивый Сердцеведец, не видит в нас крепкого произволения к добру, но все слабое и малодушное. А не хочет погибели Своему созданию, хотя и грешному, посылает болезни и скорби, и ими очищается от грехов всякая христианская душа, но при этом если благодарит Бога за болезни, и кается о грехах, и терпит с покорностью воле Божией.


Иосиф Оптинский (Литовкин)  

Пишешь о своем брате, который страдает душевной болезнью подозрения, будто бы тайная полиция всюду и через всех его преследует, так что он подозревает самых близких к нему людей в злоумышлении и сообщении с тайной полицией. Душевная эта болезнь произошла у него вследствие того, что он стыдился или просто не захотел вовремя покаяться в детских своих грешках, считая их маловажными. Но совесть, неподкупный судья, упреками своими напоминала ему о необходимости покаяться, внушая, что он не прав, а виноват, а он вместо покаяния внушение совести обратил на преследование полиции. А присоединившееся к этому неверие и долгое отлучение себя от приобщения Святых Тайн еще более усилили душевную его болезнь неосновательной подозрительности.
Ты боишься, что он помешается в уме. Но это из зол и бедствий легчайшее. В этом положении, по крайней мере, сохранена будет его жизнь, если он будет находиться в заведении для умалишенных, и что человек в помешательстве не отвечает уже за то, что в таком положении делает. Разумеется, за прежнее не может быть безответен.
Если бы ты могла умудриться свозить брата своего к преподобному Сергию и в пещерах отслужить с ним молебен пред чудотворной иконой Божией Матери, называемой «Черниговской», предварительно приготовив хорошего духовника для брата, то это было бы хорошо, потому что после молебна перед этой иконой поврежденные в уме приходили в здравый смысл и хорошо исповедовались, и через это исцелялись.


Амвросий Оптинский (Гренков)