Сказанное: «кто напоит одного из малых сих только чашею холодной воды» (Мф. 10, 42) относится к тем, у кого только это и есть, а не к богатым, которые могут накормить и одеть томимых голодом, болезнями и нищетой. И не удивляйся, если подающий воду за это не останется без награды, потому что милостыня ценится не по подаянию, но по произволению, когда и слово удостаивается одобрения. Ибо сказано: «...не выше ли доброго даяния слово?», но прибавлено также: «А у человека доброжелательного и то и другое» (Сир. 18, 17), то есть у того, кто в состоянии дать. Ибо взыскуется не столько поданное, сколько изобилие и произволение подающего. Ибо многие от многого подают мало, а многие от малого – много. Оценивается не количество подаваемого, но сравниваемое с ним изобилие подающих. Поэтому и вдова, вложившая две лепты, превзошла всех, принесших много, ибо те принесли часть, а она пожертвовала всем своим достоянием.


Исидор Пелусиот  

Если Сын не Господь Суда, чтобы одних облагодетельствовать, а других наказать, то как же Он говорит: «Отец и не судит никого, но весь суд отдал Сыну» (Ин. 5, 22)? И в другом месте: «Сын Человеческий имеет власть на земле прощать грехи» (Мк. 2, 10)? И еще: «Дана Мне всякая власть на небе и на земле» (Мф. 28, 18). А Петру сказал: «...дам тебе ключи Царства Небесного» (Мф. 16, 19), и ученикам: «Истинно говорю вам, что вы, последовавшие за Мною,– в пакибытии, когда сядет Сын Человеческий на престоле славы Своей, сядете и вы на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израилевых» (Мф. 19, 28). Поэтому вопрос решается на основании самого Писания, потому что и Спаситель сказал: «...тогда воздаст каждому по делам его» (Мф. 16, 27), и в другом месте: «...изыдут творившие добро в воскресение жизни, а делавшие зло – в воскресение осуждения» (Ин. 5, 29); а также и апостол: «...всём нам должно явиться пред судилище Христово, чтобы каждому получить соответственно тому, что он делал, живя в теле, доброе или худое» (2 Кор. 5, 10). Поэтому от приемлющих зависит сделать себя достойными сидения одесную или ошуюю Господа, а не от Того, Кто может это дать, хотя бы и несправедливо было прошение.


Василий Великий