Слыша многократно повторяемые слова в пасхальной стихире:
«И ненавидящим нас простим вся воскресением», – постараемся не только прощать, но вместе и сами ни к кому не иметь ненависти. Нет выше добродетели, как любовь; и нет хуже порока и страсти, как ненависть, которая невнимающим себе кажется маловажной, а по духовному значению уподобляется убийству (см. 1Ин. 3, 15). Любящих любят и языческие народы, как свидетельствует Сам Господь, а христианам Он предписывает заповеди большие и совершеннейшие, глаголя: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас. Будьте милосерды, как и Отец ваш Небесный милосерд, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных(Лк. 6, 36; Мф. 5, 45).
Милость и снисхождение к ближним и прощение их недостатков есть кратчайший путь ко спасению. Сказано во святом Евангелии: Не судите, и не будете судимы; не осуждайте, и не будете осуждены; прощайте, и прощены будете (Лк. 6, 37); милости хочу, а не жертвы (Мф. 9, 13). И паки: милосердый помилован будет (Притч. 17, 5). Древние христиане по великой ревности духовной много подвизались в посте и во всенощных бдениях и упражнялись в продолжительном псалмопении и молитвах. Мы же в настоящее время, по слабости нашей и нерадению, чужды этих добродетелей. По крайней мере, позаботимся об исполнении самого необходимого, что заповедует нам апостол, глаголя: Носите бремена друг друга, и таким образом исполните закон Христов (Гал. 6, 2). Но исполнение этой заповеди и совершение этой добродетели невозможны без смирения и терпения, потому что смирение подает крепость во всякой добродетели, а без терпения не совершается никакое доброе дело. По свидетельству преподобных Каллиста и Игнатия, любовь, и милость, и смирение отличаются одними только наименованиями, а силу и действие имеют одинаковые. Любовь и милость не могут быть без смирения, а смирение не может быть без милости и любви. Добродетели эти суть непобедимые оружия на диавола, на которые он и все множество бесов даже взирать не могут. Вооружим себя этой троицей добродетелей, да приблизимся к Богу.


Амвросий Оптинский (Гренков)  

После случившегося келейного вашего кораблекрушения настала тишина. Слава Богу, не попустившему до конца поругаться врагу над вами. Всему причиной ваше самолюбие, которое колеблет внутреннее ваше море страстей. Ох! нужны, очень нужны смирение и любовь! Как мне вас жаль, что с вами случаются почти ежедневные потрясения, то отвне, то отвнутрь… Я заметил уже выше, что причиной сему ваше самолюбие, по которому враг так сильно на вас и вооружается, и низлагает. Храните, говорю, храните келейный мир, он нужен вам для удобоношения отвне бываемых приражений. Нельзя дивиться тому, откуда они происходят, это Богу Единому сведуще и Ему попускающу. Случаи же эти, конечно, не без пользы для вас: как бы вы научились терпению, когда бы вас никто не трогал, а все бы вас ублажали?


Макарий Оптинский (Иванов)  

Пишешь, что у вас с N. какая-то неладица, тебе кажется, что она много переменилась против прежнего, а ей кажется, что ты переменилась в обращении, далее сама ты говоришь, что, хоть изредка, на тебя находит сильное возмущение и раздражение. Это обеим вам искушение от врага, который не терпит, если где водворяется мир и взаимная любовь, особенно где люди заботятся преимущественно о молитвенном подвиге, тут-то враг и старается водворить с обеих сторон гневливость, которая делает человека неспособным не только к молитве, но и ко всякому доброму делу. Итак, блюдите себя, призывая всесильную помощь Божию, вооружайтесь против козней врага, ищущего нанести вам душевную тщету, и всячески старайтесь удерживаться от гневливого расположения, поминая апостольское слово: Старайтесь иметь мир со всеми и святость, без которой никто не увидит Господа (Евр. 12, 14).


Амвросий Оптинский (Гренков)  

Еще вы писали там о немирствии священников, о зависти сестер и о наговорах на вас благочинному.
Вообще на все это скажу вам: старайтесь не принимать близко к сердцу все эти вещи, помня, что все люди не без недостатков. По слову псалмопевца: Все уклонились, все стали совершенно негодны, нет делающего добро, нет ни одного (Пс. 13, 3). Поэтому люди рассудительные смотрят равнодушно на людские недостатки. Наш оптинский покойный настоятель о. архимандрит Моисей в подобных случаях говаривал: «Да, уж это – все человеческое». А покойный митрополит Московский Филарет одному настоятелю, который ему жаловался на своих братий – тот-то тем не хорош, другой другим, – отвечал: «Ну, набери себе ангелов». Итак, не смущайтесь, матушка, людскими недостатками, а если что бывает, потерпите во смирении, говоря себе: «По грехам моим еще мало мне этого». И молитесь: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас, грешных». Но никак не осуждайте ни благочинного, ни сестер – ибо все люди.


Иосиф Оптинский (Литовкин)  

Спрашиваешь, как тебе обходиться с людьми неискренними и у которых при разговоре нередко бывает задняя мысль. Зная это, отвечай, соображаясь с настроением того, кто с тобой говорит. Преподобный Исаак Сирин пишет: «С недугующим завистью глаголи со охранением», чтобы завистливый, по своему устроению, не перетолковал и благие слова в худую сторону. Наперед придумай несколько общих выражений и ими отделывайся от неискренних толкунов. Большей частью говори: «Не знаю», а во избежание лжи говори: «Не знаю, как вам сказать, я не вслушалась, хорошо не поняла». А иногда: «Это не по моей части, это выше меня, я в подобные дела не вхожу». А если издали увидишь, что тебе приходится встретиться с таким человеком, удвой шаги и отвечай: «Мне недосужно». Если будешь осторожна, то Бог научит и вразумит, как обращаться с такими людьми. Старших и равных предваряй приличным поклоном, а младшим отвечай приличным поклоном. Страх Божий и хождение в присутствии Господнем вразумят и научат нас достодолжному обращению с другими.


Амвросий Оптинский (Гренков)