Мы всеми силами стараемся приобрести землю и за несколько Десятин земли и домов не только не жалеем денег, но даже проливаем кровь; для приобретения же Неба не хотим пожертвовать и избытками, между тем как могли бы купить его за малую цену и купив, обладать им вечно. Потому-то мы и подвергнемся крайнему наказанию, если придем туда нагими и нищими, и не за свою только бедность <в милостыне> будем терпеть несносные мучения, но и за то особенно, что и других вовлекаем в подобное состояние. В самом деле, если язычники увидят, что и мы <христиане>, сподобившись великих таинств, привязаны к земному, то тем более сами будут прилепляться к нему. Этим мы собираем сильнейший огонь на свою голову. Нам надлежало бы учить их презирать все, а мы, вместо того, больше всех возбуждаем в них пристрастие к богатству. Как же мы можем спастись, когда должны будем подвергнуться истязанию за гибель других?


Иоанн Златоуст  

Милостив тот, кто милует ближнего тем, что сам получил от Бога: или деньгами, или пищею, или силою, или полезным словом, или молитвою, если имеет  возможность помиловать просящего у него, считая себя самого должником, ибо он получил более того, что от него требуется. И <помышляя>, что он удостоился, подобно Богу, быть названным милостивым, и это — от Христа, и в нынешнем веке и в будущем, пред всею тварью; и что чрез брата Бог у него просит и делается ему должником. Бедный может быть жив и без того, чего у него просит, но он без того, чтобы быть милостивым, по возможности, не может быть жив или спастись: ибо если не хочет умилосердиться над подобным себе по природе, то как просит Бога, чтобы Он умилосердился над ним? Размышляя о сем и многом ином, удостоившийся заповедей отдает не только то, что имеет, но и душу свою за ближнего, ибо в этом и состоит совершенная милостыня, как и Христос претерпел смерть ради нас, всем показав образ и пример, чтобы и мы умирали друг за друга, и не только за друзей, но и за врагов, во время надобности.


Петр Дамаскин  

Пишешь о работнице скончавшейся и спрашиваешь, не искушение ли это тебе, что помысел внушает тебе жалость о ней и понуждает заботиться о ее поминовении, так что из пяти рублей, которые у вас были, вы отдали два священникам, чтобы ее поминали? Отвечаю: конечно, это искушение. Святое Писание говорит: благотвори ближнему, елика рука твоя может (см. Втор. 15, 10). И преподобный Варсануфий Великий говорит, что если монах, имея только необходимое для самого себя, откажет просящему, то не согрешит. А вы разве живете выше учения Варсануфия Великого? Вы постоянно сами нуждаетесь: вам ли думать о денежном благотворении ближним? Если вы отдадите последнее, что вам самим нужно, то враг, который всегда вас борет заботой о ваших недостаточных средствах, еще более будет вам стужать этим. Хорошо ли вам через непосильное благотворение самим ввергать себя в смущение и заботливость и попечения, когда мы имеем евангельскую заповедь: не заботьтесь (Мф. 6, 31), – рассуждение, по учению святых отцов, выше всего. Если вы ощущаете жалость к умершей, то вам при вашем положении приличнее не денежные благотворения за нее делать, а, если хотите, самим за нее келейно молиться, чтобы Господь, якоже Сам весть, помиловал душу ее. И думаю, что если так будете делать, то и жалость, и усердие ваше – все это пропадет скоро.


Амвросий Оптинский (Гренков)  

Благости… научи меня
(Пс. 118, 66). Благость и милосердие есть главная часть любви, а любовь есть главная добродетель и заповедь, как сказано в Евангелии: возлюби Господа Бога твоего… всею душею твоею… а ближнего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки
(Мф. 22, 37, 39–40).

Любовь рождается от веры и страха Божия, возрастает и укрепляется надеждой, приходит в совершенство благостью и милосердием, которыми выражается подражание Богу, как сказано в Евангелии: будьте милосерды, как и Отец ваш Небесный милосерд (Лк. 6, 36), – и еще сказано в Евангелии: милости хочу, а не жертвы (Мф. 9, 13). Милость и снисхождение к ближнему и прощение недостатков его – выше жертвы, которая не принимается без мира к ближним, по слову Евангелия: если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой (Мф. 5, 23–24).
Любовь к Богу доказывается любовью и милосердием к ближнему, а милосердие, милость и снисхождение к ближнему и прощение недостатков его приобретаются через смирение и самоукорение, когда во всех скорбных и неприятных случаях будем возлагать вину на себя, а не на других, что мы не умели поступить как следует, оттого произошла неприятность и скорбь, и если так будем рассуждать, то менее будем огорчаться и предаваться гневу, который не творит правды Божией (Иак. 1, 20).
Страшны слова апостола Иоанна: не любящий брата, т.е. всякого ближнего, пребывает в смерти, и во тьме ходит, и не знает, куда идет; а ненавидящий брата своего есть человекоубийца (1Ин. 3, 14–15; 2, 11).


Амвросий Оптинский (Гренков)  

Пишете, что Вам надоело хлопотать и думать о пользе общественной, светской. – Но зачем же этим скучать? Ибо с пользой общественной, светской, как Вы выражаетесь, о школах и богадельнях неразрывно связана наша духовная польза.
Заботиться о добром воспитании детей и о призрении старых и немощных – все это дела милости, заповеданные нам, христианам, Господом. За что Он и награду обещает исполнителям Его заповеди, говоря: Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут(Мф. 5, 7). Поэтому желаю Вам не скучать этими делами милости, а молить Господа о вразумлении, где, как и что сказать или как поступить, и о помощи привести в исполнение доброе дело. И затем по силе и возможности действовать.
Наше время очень нуждается в добром воспитании детей. И ничего не бывает без воли Божией. Господь, конечно, через людей поручает Вам позаботиться о воспитании юных и о призрении старых и слабых – и позаботьтесь. А награда у Него готова.
Если же Вам эти дела оставить, то выйдет так: и эти дела опустите, и в уединении в духовной жизни ничего не приобретете.


Иосиф Оптинский (Литовкин)