Ваше намерение посвятить жизнь свою на служение Богу, оставя суету мира, – благо, но требует Божиего содействия и помощи и вашего тщания; вы хотя и думаете о себе, что имеете твердое намерение к исполнению сего обета, но на оное не надейтесь, а более отдавайтесь в волю Божию и просите Его помощи. Вам еще неизвестны вражии козни и [подсады]: он и десными и шуими старается людей смущать и испужать попущением Божиим к нашему смирению, и чтобы не надеялись на свои силы и на свой разум, но в этом, последнем, повинулись бы опытным и искусным людям, которые сами прошли деятельно путь сей, но теперь для вас еще неясны мои слова, когда же сподобит Господь вас принять на себя легкое Его бремя и благое иго, тогда в действительности уразумеете и познаете силу слов [моих] и пользу, происходящую от отвержения своей воли и покорения ее другому [Бога] ради и спасения души своей.


Лев Оптинский (Наголкин)  

Главное дело нашего исправления и спасения зависит от нас самих, а со стороны в этом бывает только вспомоществование, хотя и немалое, потому что в каждом деле и в каждом искусстве потребно показание. А без показания простолюдин лаптя не сплетет, девушка чулка не свяжет. Кольми паче монастырская и монашеская жизнь требует показания, и указания, и наставления, а со стороны учащихся требует несомненного приятия и повиновения, по евангельскому слову: все, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; по делам же их не поступайте(Мф. 23, 3). Эти евангельские слова ясно показывают, что не следует разбирать жития и дела наставников, а только наставления их принимать, если они согласны со Словом Божиим и не противны оному. А за дела свои каждый сам отвечает перед Богом: и наставник, и повинующийся.


Амвросий Оптинский (Гренков)  

Пишете, что вы глубоко уверены, что нет для человека иного источника благополучия на земле и вечного блаженства на Небе, кроме Церкви Христовой, и что все вне оной – ничто, и желали бы передать это убеждение детям своим, чтобы оно было как бы сокровенной их жизнью; но вам кажется, что не имеете призвания учить и не можете говорить с должной силою убеждения об этом великом предмете. Как мать чадолюбивая, сами передавайте сведения об этих предметах вашим детям, как умеете. Вас в этом заменить никто не может, потому что другим вы должны бы еще сперва растолковать ваши понятия и желания и притом другие не знают ваших детей и их душевное расположение и потребности; и притом слова матери более могут действовать на них, нежели слово постороннего человека. Наставления других действуют на ум, а наставления матери на сердце.


Амвросий Оптинский (Гренков)  

Святой апостол Павел говорит: Старайтесь иметь мир со всеми и святость, без которой никто не увидит Господа (Евр. 12, 14). И паки: сделалось мне известным о вас, братия мои, что между вами есть споры. Я разумею то, что у вас говорят: «я Павлов»; «я Аполлосов»;
«я Кифин»; «а я Христов». Разве разделился Христос? разве Павел распялся за вас? или во имя Павла вы крестились?
(1 Кор. 1, 11–13). Этими словами апостол Павел упрекает как тех, которые отвергают духовное отношение к наставникам и прямо хотят относиться ко Христу, так и тех, которые при духовном отношении делятся на партии, нарушая этим взаимный мир, и единодушие, и единомыслие, заповеданное Самим Господом и апостолами, которые, устраняя взаимное роптание как делящихся, так и не делящихся и предотвращая происходящий от сего общий душевный вред, увещевают всех к взаимной любви.


Амвросий Оптинский (Гренков)  

Наша святая обитель привлекает к себе многих богомольцев, и часто слышится такое мнение, что, побывав раз в Оптиной, стремятся туда всей душой. Не имеет наша обитель ни чудотворных икон, ни прославленных мощей, но здесь, кажется, вся земля полита кровью и потом святых старцев, и молитвы их низводят благодать на души верующих. Нигде в другом месте этого нет. Даже наш Владыка, посещавший как епископ многие обители, всегда выражался, что в Оптиной что-то особенное.
В России немного скитов, но скитов десять будет, и у нас единственный скит, где, например, в храме очень редко бывает кто-либо из посторонних, и то лишь за обедней. Утреню мы всегда совершаем только своей скитской братской семьей.
Сильное впечатление производит наш скитский храм на посетителя: тихое пение старинного напева, умилительная служба, безлюдье, иноки – каждый имеет свое определенное место.
Особенный и звон скитских колоколов – тихий, пустынный. Один благочестивый человек пожертвовал нам однажды колокол в 150 пудов, но он не подошел к скиту и был снят. У нас самый большой в 39 пудов.
Слава Богу, что в нынешний век, век неверия и полной разнузданности нравов, есть еще на Руси святые места, тихие пристанища для хотящих спастись.


Варсонофий Оптинский (Плиханков)  

Недавно, когда я провожал батюшку ко бдению в монастырь, мы, по обыкновению, зашли на могилки старцев. Поклонившись старцам, батюшка, указывая рукой на памятник, стоящий прямо за главным алтарем Введенского храма, сказал мне:
Я рассказывал вам об этом памятнике?
Нет, – отвечал я.
Ну, так вы напомните как-нибудь мне, я вам расскажу.
Так вот недавно я и напомнил батюшке, и он мне рассказал следующее:
Давно еще, кажется, при батюшках Льве и Макарии это было. Однажды приехала молоденькая девушка, именем Варвара, красавица собой. Ей очень понравилась Оптина. Но все-таки нужно же уезжать, и она поехала со своей матерью из Оптиной. Едут, а по дороге из Козельска несут на кладбище гроб. В гробу лежала молодая девушка. Тогда был обычай, едва ли он теперь сохранился, что девушку на кладбище всегда должны нести тоже девушки. С этой целью, когда умирала девушка, собирали отовсюду девушек, одевали в белые одежды, украшали цветами, тоже белыми. Они все вместе брали на руки гроб, тоже белый и украшенный белыми цветами, и несли его сами на кладбище. Так вот такая похоронная процессия и встретилась на дороге этой девице Варваре. Она, полная восхищения от этой картины, воскликнула:
Вот счастливая! Вот счастливая!
Мать удивилась этим восклицаниям и говорит:
Что ты, глупая! Я тебя повезу в Москву и Петербург. Там ты будешь у меня первой красавицей на балах.
Но дочь не слушает ее, пораженная этой белой похоронной процессией.
Приехали они домой, но чистая девушка почувствовала себя чужой среди блеска и роскоши и захотела опять в Оптину. Наконец, отпросилась и поехала. В Оптиной она поговела, приобщилась и собралась было уже ехать домой. Села в тележку и поехала, но когда стала спускаться к Жиздре, лошадь вдруг понеслась и прямо в Жиздру. И когда выловили девушку, она уже была мертвая. Собрались на совет старцы, что делать и где хоронить эту девушку, и решили похоронить ее за главным алтарем, дав ей первое место во всей Пустыни за ее великую любовь к Оптиной. Вот какая эта девица Варвара. Видите, как Бог слышит молитву и видит восторг чистой невинной души, не огрубевшей в земных удовольствиях. Она сочла только счастьем, а Господь уже исполняет ее желание.


Варсонофий Оптинский (Плиханков)  

Как видно из письма вашего, что предлежит вам быть в доме родителей. Бог да благословит тебя! Конечно, [каждого,] а следовательно, и тебя, жителя мира, будут развлекать от благочестивого пути единственного самоотвержения, на которое взывает тебя Отец Небесный, и не только развлекать, но они преследовать тебя будут, а может быть, и угнетать. Так [что это] требует терпения, долготерпения и великодушия. Итак, старайся доказать твое усердие к Богу не состязанием, но смирением, молчанием, кротостью и благоговением. Сердце твое посвящай Богу, чувства храни, внимай и надейся, будь непоколебима произволением, и Всемогущий Бог о тебе устроит лучшее… Ты еще не монахиня и не совершенно вступившая в образ монастырской жизни, хотя, впрочем, уже имя твое записано в число сих – Богом мира и Отцом щедрот. Повторяю тебе, что должно, кажется, тебе претерпеть искушения от родственников, но будь готова, и Бог тебя не оставит. Убеждай их более благосклонностью отпустить тебя в монастырь…
Сохраняй и созерцай более молитвы, ибо они есть священнейшее средство к получению духовных успехов и даров Вышнего и сокровище преданности к Богу. Размышляй также о любви и милосердии к нам Иисуса Христа Господа, ибо ты хочешь навечно с Ним соединиться и царствовать в дому Отца Небесного.


Лев Оптинский (Наголкин)  

Ваше намерение посвятить жизнь свою на служение Богу, оставив суету мира, – благо, но требует Божиего содействия, и помощи, и вашего тщания; вы хотя и думаете о себе, что имеете твердое намерение к исполнению этого обета, но на это не надейтесь, а более отдавайтесь в волю Божию и просите Его помощи. Вам еще не известны вражии козни: он и десными, и шуими старается людей смущать и искушать попущением Божиим к нашему смирению, и чтобы не надеялись на свои силы и на свой разум, но в этом, последнем, повиновались бы опытным и искусным людям, которые сами прошли деятельно путь сей, но теперь для вас еще неясны мои слова. Когда же сподобит Господь вас приять на себя легкое Его бремя и благое иго, тогда в действительности уразумеете и познаете силу слов [моих] и пользу, происходящую от отвержения своей воли и покорения оной другому [Бога] ради и спасения души своей.


Лев Оптинский (Наголкин)  

Всякому благому делу или предыдет, или последует искушение, а без того оно и прочно быть не может. Также вера и любовь к Богу противными искушаются. Вы пишете, что по возвращении вашем случились вам неприятности: препятствие от маменьки вашей на вступление в монастырь, отчего вы скорбите и все находитесь в слезах. Из сего замечайте, что этому благому вашему предприятию есть искушение: точно ли вы имеете истинное, а не ложное желание поступить в монастырь и уневестить себя Христу. Когда пребудете постоянны в своем намерении, не уклоняясь к светским веселостям и рассеяниям, то Бог, узрев таковое ваше произвольное желание, и маменьке вашей возвестит не противоречить и не препятствовать вашему намерению. Да и сами вы увидите в себе прочность вашего желания, когда при скорбях и искушениях непоколебимо пребудете в оном.


Макарий Оптинский (Иванов)