Чтобы не впасть тебе в бедственное зло нерадения, которое пресечет твое течение к совершенству и предаст тебя в руки врагов твоих, нужно тебе избегать всякого рода разведывания, что там, что здесь, бездельничества, разговоров пустых, зрелищ, всякой привязанности к чему-либо земному и всякого произвольно делания, или самоволия, совсем неподходящего к твоему состоянию, а, напротив, должно тебе всячески принуждать себя к охотному и скорому исполнению всякого доброго руководства и всякого повеления настоятелей твоих и духовных отцов, и делать всякое дело в то время и таким образом, как то им желательно. Ко всякому делу, которое имеешь делать, отнюдь не замешкивай приступать, потому что первое недолгое мешкание приведет тебя ко второму, более долгому, а второе к третьему, еще более долгому, и так далее. От этого дело начинается слишком поздно и не поспевает в свое время, или совсем оставляется, как обременительное. Вкусив однажды сладости неделания, начнешь ты любить его и желать более делания; а удовлетворяя это желание, дойдешь ты мало-помалу до навыка не делать, или до лени, в которой страсть безделия до того овладеет тобою, что ты даже и сознавать перестанешь, как это ни с чем несообразно и преступно; разве только когда, отяготившись самою этой ленью, опять со всем усердием возьмешься за дела свои. Тогда со стыдом увидишь, как был ты нерадив перед этим и сколько пропустил должных дел ради пустого и бесполезного самоволия.


Никодим Святогорец  

«Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его» (Мф. 11:12). Царство берется силою, то есть достигается с напряжением, с трудом, усилиями и тяжкими подвигами, потому и достигает его только тот, кто ведет жизнь трудную, подвижническую. Этим, на пути к Царствию, отрицаются всякого рода утехи. Утехи всех сортов удаляют от Царствия, а у нас сейчас только и забот, что об утехах, редко душевных, а больше плотских: есть, пить, веселиться, гулять и роскошествовать во всем. Царству сказали: «прошу тебя, извини меня» (Лк. 14:18), хоть и в нем пир, и пир царский, какого и на ум никому не придет приготовить, да вкусы у нас не те. Что там считается сладким, то нам горько, что там приятно, то нам противно, что там веселит, то нас тяготит,– разошлись совсем. И Царство с употребляющими усилие и восхищающими его отходит от нас. Мы и рады, даже готовы поскорее бы прогнать его, и речи уже о том заводим, да лукавому все как-то не дается это уладить.


Феофан Затворник  

Ты пишешь, что ты такая нерадивая, непрестанно ропщущая, на всех раздраженная и всех осуждающая и прочая. Притом еще и Богу молиться ленивая. И просишь, чтобы помолиться о тебе. Даруй же тебе Господь такое чувство, чтобы ты искренно сознавала себя хуже всех и молилась бы не иначе как молитвой мытаря, а не подражала бы фарисею, молящемуся в храме: «Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди… или как этот мытарь» (Лк. 18:11). Прости, сестра, если за нас будут молиться все святые, а мы не будем принуждать себя своим свободным произволением исправлять свои недостатки и не перестанем продолжать свои грехопадения, то и молитвы святых будут для нас бесполезны. Ведь ты признаешь же: все то, что ты делаешь, все это делаешь против учения евангельского, учения Иисуса Христа (прочти Евангелие от Матфея от 5 главы до 28 стиха 7 главы). И призвав в помощь Господа, положи начало к исправлению. А то, признавая все, что ты живешь нерадиво, сама и палец о палец в труде ко спасению не хочешь принудить себя. В таком случае остается мне сообщить тебе, что однажды пришли братья к авве Антонию и говорят ему:
- Дай нам наставление, как спастись.
Старец отвечал им:
- Вы слышали Писание? И этого очень довольно для вас.
Они сказали ему:
- Мы и от тебя что-нибудь хотим услышать.
Тогда в Евангелии сказано: «Кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую» (Мф. 5:39).
Они говорят ему:
- Мы не можем этого сделать.
- Если вы не можете подставить другой, по крайней мере, переносите удар в одну.
- И этого не можем.
- Если этого не можете, по крайней мере, не платите ударом за удар.
Братья сказали:
- И этого не можем.
Тогда старец сказал ученику своему:
- Приготовь им немного кашицы: они больны. Если вы одного не можете, другого не можете, то что я вам сделаю.


Иосиф Оптинский (Литовкин)