Прежде преступления человек находился в полном счастии, всякое имел утешение и жил во всегдашней радости в раю, без скорби и печали, даже не зная, что такое есть печаль. Но забывшись по причине этого самого великого счастья, пришел он к желанию того, что было выше меры его и выше силы его, восхотел быть Богом, по внушению диавола. За это тотчас, как только и делом покусился на то, что получить было для него невозможно, потерял то великое счастье и упокоение, какое имел, стал беден и пришел в такую же великую нищету, какое великое имел прежде богатство, восприняв таким образом наказание за возгордение, которым подвигшись, дерзнул он покуситься на то великое и отважное покушение: как будто пресытился он тем счастьем, какое даровал ему Бог, и, брезгуя им, восхотел высшего.


Симеон Новый Богослов  

Дело избавления от грехов есть дело первой для нас важности, а мы того не знаем, не держим в мысли и не чувствуем. Вот Господь и хочет быть понуждаемым от нас молитвою, и как бы насилие какое терпеть, чтоб расположить нас приходить наперед в чувство беды своей, того великого зла, какое терпим мы от греха, и той тирании и рабства, в каких из-за него находимся мы, и чтоб, когда освободимся от всего сего, великое изъявляли благодарение Богу, благоволившему избавить нас и оказать нам такое благодеяние, которого никто другой сделать не может.
Для понуждения Господа необходимы молитвы, посты, милостыни, сокрушение сердца и всякое другое злострадание. По какой причине? Неужели Бог не может избавить нас от греха даром, без нашего к тому сотрудничества? Нет, — не потому. Но поскольку это даром делается для всех христиан, когда они бывают крещаемы, а мы тогда не знали этой великой благодати Божией, потому что были младенцами, а потом не познали по причине юношеских стремлений, не познав же и не почувствовав того, плотским предались влечениям, впали в грехи и потеряли ту первую благодать, то теперь необходим собственный наш труд, в противовес самоохотным грехам по благодати крещения, чтоб избавиться от грехов и опять воспринять благодать Божию, нами потерянную. Итак, какой христианин желает теперь облечься благодатною силою о Христе Иисусе для избавления от греха и исполнения всякой воли Божией, да покается и, понеся труды покаяния в посте, молитвах и других подвигах, да приступит с верою к строителям благодати Христовой, которые через разрешительное от грехов действие в Таинстве покаяния разрешат его от всех грехов его и дадут ему опять воспринять силу Божию на всякое добро, укрепившись которою он сможет далее жить, как подобает жить христианину.


Симеон Новый Богослов  

«Господь сказал Моисею: того, кто согрешил передо Мною, изглажу из книги Моей» (Исх. 32:33). «Он скажет: говорю вам: не знаю вас, откуда вы; отойдите от Меня все делатели неправды. Там будет плач и скрежет зубов, когда увидите Авраама, Исаака и Иакова и всех пророков в Царствии Божием, а себя изгоняемыми вон» (Лк. 15:27-28). «Похоть же, зачав, рождает грех, а сделанный грех рождает смерть» (Иак. 1:15). «Кто делает грех, тот от диавола, потому что сначала диавол согрешил. Для этого то и явился Сын Божий, чтобы разрушить дела диавола» (1 Ин. 3:8). «Как одним человеком грех вошел в мир, и грехом смерть, так и смерть перешла во всех человеков, потому что в нем все согрешили» (Рим. 5:12). «Итак да не царствует грех в смертном вашем теле, чтобы вам повиноваться ему в похотях его; и не предавайте членов ваших греху в орудия неправды, но представьте себя Богу, как оживших из мертвых, и члены ваши Богу в орудия праведности» (Рим. 6:12-13). «Возмездие за грех – смерть» (Рим. 6:23). «Когда мы жили по плоти, тогда страсти греховные, обнаруживаемые законом, действовали в членах наших, чтобы приносить плод смерти» (Рим. 7:5). «Ночь прошла, а день приблизился: итак отвергнем дела тьмы и облечемся в оружия света» (Рим. 13:12). «Жало же смерти – грех; а сила греха – закон» (1 Кор. 15:56). Естество наше заражено грехом. Грех, в обширном смысле слова, иначе - падение человечества, или его вечная смерть, охватывает всех людей без исключения, каждый человек имеет свои отдельные страсти, свои особенные согрешения, принадлежащие исключительно ему.


Игнатий Брянчанинов  

Грех растлевает и сребролюбием, ибо учит заботиться до смерти, и тело растлевает утомительными трудами, а душу оскверняет лукавством. Растлевает он и славолюбием, потому что внушает зависть и ненависть к ближним. Растлевает он и посредством добродетели, потому что учит ею тщеславиться. Производит растление и в скрывающих добродетель, когда делает их неразборчивыми, и при великих добродетелях вселяет в них страсти, по-видимому, самые маловажные, и ими-то ввергает в расстройство все существо. Враг ставит нам сети в самых наших делах, потому что навык наш обращает как бы в клей, которым по привычке к маловажной страсти слепляем крылья свои, разумею добродетели, от чего терпят вред не только крылья, но тело и душа.
Будем напрягать внимание свое на коварство греха, чтобы не посмеялся он над нами, как над неразумными. Будем внимательны к козням его, потому что ими поборает он пас и, когда почитаем себя отовсюду безопасными, находит себе место, где войти. Если, как от льва, убежим за крепкие стены, делается он псом, чтобы не остерегались мы его по его ничтожности. Если отгоним, как пса, влетает в окно птицею. Мы боимся его, когда станет орлом, и он является воробьем. Не пускаем к себе, как ворона, и он врывается пчелою. И поелику узнаем его во всех видах, то, став и комаром, немало сделает нам вреда. Комары уничтожают первые вина, потому что множество их, как закваска тесто, приводят в брожение гнилою своею пылью, и нередко делают вино смертоносным или вредным для здоровья, если сидели прежде на падали или вкусили ядовитых пресмыкающихся. Такова привычка к чему-либо маловажному: она располагает душу к исполнению всякой воли змия. Такова утонченность врага, уготовляющая пагубу и почитающим себя безопасными. Екклесиаст говорит, что муха уничтожает елея сладость (Еккл. 10, 1), чтобы святые разумели ничтожность и нечистоту врага, а нерадивые — его злокозненность и утонченность.


Ефрем Сирин